AviaSkins.Forums

Вернуться   AviaSkins.Forums > Основные разделы > Историческая справка > ТТ (Темы Тимина)

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 25.08.2015, 04:15   #21
злой
гость
 
Аватар для злой
 
Регистрация: 27.09.2014
Сообщений: 4,220
По умолчанию

Михаил, а кто мешает выкладывать статьи здесь?
__________________

Не шалю, никого не трогаю, починяю примус.
Скины на заказ, не рисую.
злой вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.08.2015, 09:03   #22
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от andrey65 Посмотреть сообщение
Интересно, как они это определили...
Но вообще этот сайт что-то очень критически оценили на форуме Цусимы... Именно как сайт примитивный)
Так что, Миш, расстраиваться не надо и ни к чему это. Есть много других ресурсов.
Там у них новый редактор объявился, чувак свалил из хохляндии в Минск, ну и теперь работает на благо исторической науки. Видать очень вумный...

Да я выкладывал из-за того что там до этого Леша Пекарш рулил, с ним то никаких проблем не было.

Хочу попробовать в АиК закинуть материалы, посмотрим - может опубликуют...
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.08.2015, 09:12   #23
Tychon
Местный
 
Регистрация: 27.07.2014
Сообщений: 343
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от МишаТ Посмотреть сообщение
не читает никто ежели больше одной странички, устают люди
Да что ж такое, были же люди, как люди, и вдруг все сразу стали кретины! Парадокс!...(с)
Михаил, лично мне твои исследования нужны, они мне очень интересны. Наоборот, твои статьи и передачи кажутся мне слишком короткими. Да ты и сам говорил, что в простой статье или передаче всего не отразишь, формата не хватит. Так что исследуй на здоровье, публикуй где публикуют (бог с ними, с warspot'ом) - эта тема очень интересна! Только сообщай, где размещается, в каких теле- радиопередачах транслируется или в каких печатных изданиях публикуется
Tychon вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.08.2015, 09:31   #24
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Только сообщай, где размещается, в каких теле- радиопередачах транслируется или в каких печатных изданиях публикуется[/QUOTE]

ОК!
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.08.2015, 21:32   #25
Skvorez
morpheus
 
Аватар для Skvorez
 
Регистрация: 08.03.2007
Сообщений: 3,626
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от злой Посмотреть сообщение
Михаил, а кто мешает выкладывать статьи здесь?
хороший вопрос
Skvorez вне форума   Ответить с цитированием
Старый 25.08.2015, 23:54   #26
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Skvorez Посмотреть сообщение
хороший вопрос
Да я тут и так почти все выкладываю, но тут народу не так много, а все таки хочется охватить аудиторию по максимуму...
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 26.08.2015, 14:15   #27
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,559
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Миша, а ЖЖ не хочешь сделать свой? Как Олег Киселев делает и Михаил Быков? А на него ссылки можно давать на ВИФах, здесь, еще где-то.
Еще ресурс, правда, морской, но вопросы авиации часто затрагиваются:
http://tsushima.su/forums/index.php
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.08.2015, 19:22   #28
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,559
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от МишаТ Посмотреть сообщение
Там у них новый редактор объявился, чувак свалил из хохляндии в Минск, ну и теперь работает на благо исторической науки. Видать очень вумный...
я о.о..офигеваю...
http://warspot.ru/3792-voiny-chernogo-ordena-v-tsvete
Цитата:
Внешняя сторона деятельности войск СС, их экипировка, атрибутика и ритуалы неизменно привлекают внимание множества любителей истории Второй мировой войны, а оценка их роли — один из наиболее острых вопросов. Однако, какими бы боевыми подвигами не прославились солдаты с черными петлицами на фронте, на СС навсегда останется несмываемая печать позора, заслуженная тыловыми зондеркомандами и айнзатцгруппами. В кадре — фронтовики, каждый из который, если ему посчастливится выжить, проведет остаток своих дней в качестве человека второго сорта и начнет жизнь после денацификации практически сначала…
в комментарии уже кто-то опередил.
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 29.08.2015, 21:23   #29
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от andrey65 Посмотреть сообщение
я о.о..офигеваю...
http://warspot.ru/3792-voiny-chernogo-ordena-v-tsvete

в комментарии уже кто-то опередил.
Ну а че Вы хотели? После того как уважаемого Петра Алексеича назвали партнером уже по моему нечему удивляться...
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.09.2015, 08:27   #30
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Третьего дня сдал статью Бакурскому в Авиацию и Космонавтику, посмотрим как сделают. Обещал макет показать.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.09.2015, 09:12   #31
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,559
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Вот это радует)
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.09.2015, 09:16   #32
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Волею судеб противниками 46-го и 92-го ИАП в первый день войны должны были стать экипажи III./KG 55, входивший в состав 5-го авиакорпуса 4-го Воздушного Флота Люфтваффе, соединения которого, по замыслу немецкого командования, должны были действовать против ВВС КОВО. 18 июня 1941 года 25 «Хейнкелей» Хе-111 группы перелетели из Гляйвитца (Gleiwitz) на аэродром Клеменсов (Klemensow) в 10 км западнее города Замостье (Zamość). Командовал группой гауптман Виттмер (Hptm. Wittmer).
Две другие группы и штаб эскадры расположились на аэродроме Лабуние (Labunie) в 10 км юго-восточнее Замостье. В Замостье, собственно, располагался штаб 5-го АК, а части KG 55 располагались прямо в середине построения корпуса, буквально в 50 км от границы. Также в Замостье располагались III./JG 3 и разведывательная эскадрилья штаба корпуса 4./(F)121. Ближе к границе базировались только части JG 3 (штаб и II группа в 20 км на аэродроме Хостуне, а I группа – в 30 км на аэродроме Дуб).
Сложно сказать, как бы сложилась судьба 46-го ИАП и 92-го ИАП, если бы все эти немецкие части были брошены на завоевание господства в воздухе над осью наступления 48-го моторизованного корпуса, пролегавшую через район Дубно – Броды. Скорее всего, советские полки были бы разгромлены подобно частям ВВС ЗапОВО, попавшим под сокрушительные удары самолетов 8-го и 2-го авиакорпусов. Но у командования 5-го АК были более широкие цели: сконцентрированные в районе Замостья части должны были атаковать аэродромы от Луцка до Самбора, основной упор, сделав на районе Львова, куда в первую очередь были утром 22 июня 1941 года отправлены «мессершмитты» из JG 3. Кроме того, по каким-то фантастическим соображениям первая группа KG 55 была утром отправлена бомбить аэродромы в районе Киева. В итоге для атак аэродромов в Бродах, Дубно и Млынуве немцы смогли отрядить только третью группу KG 55. Всего в первый вылет были подготовлены 17 Хе-111, каждый самолет был снаряжен для атаки самолетов на аэродромах и нес в бомбосеках по 32 50-килограммовые осколочные бомбы SD-50. В 03:50-04:15 самолеты группы начали стартовать. Из журнала боевых действий III./KG 55:
«…Предусматривался старт 17 машин группы. Из-за технических причин две машины не смогли стартовать, еще одна машина возвратилась из-за неполадок с мотором. Старт: 02:50-03:15, цель – аэродромы Дубно, Млынов, Броды, Рачин (аэродром на северо-восточной окраине Дубно – прим. авт). Время атаки: 03:50-04:20 часов (по Берлинскому времени – прим. авт). Высота полета – бреющий полет, способ атаки: звенья и пары...»
Надо отметить, что командир и штаб группы совершили серьезную ошибку, решив действовать парами и звеньями. Сделано это было, видимо, для того, чтобы атаковать максимальное количество целей, но за столь опрометчивое решение экипажам пришлось заплатить весьма дорогую цену. Вылет группы с самого начала не задался, так как два самолета вообще не смогли стартовать, а один практически сразу вернулся обратно. В итоге в первом вылете приняли участие всего 14 машин (из 24 боеспособных): шесть, семь и одна машина из 7-й, 8-й и 9-й эскадрилий соответственно.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.09.2015, 10:11   #33
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,559
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Михаил, условия договора с АИК - коммерческая тайна?
Я к тому, что бумажные журналы умирают, распространять их сложно... а как вознаграждение автору? Я сам перестал выписывать журналы, правда, у меня почта работает ужасно, и проще выписать штучно.
Может, стоит и рассмотреть вопрос о рассылке журнала заинтересованным? Чтоб хоть какие-то копейки поиметь автору.
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.09.2015, 23:04   #34
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от andrey65 Посмотреть сообщение
Михаил, условия договора с АИК - коммерческая тайна?
Я к тому, что бумажные журналы умирают, распространять их сложно... а как вознаграждение автору? Я сам перестал выписывать журналы, правда, у меня почта работает ужасно, и проще выписать штучно.
Может, стоит и рассмотреть вопрос о рассылке журнала заинтересованным? Чтоб хоть какие-то копейки поиметь автору.
Не, они не платят.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.09.2015, 23:05   #35
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

К сожалению, из-за того, что немецкие самолеты действовали мелкими группами, мы не можем стопроцентно установить какие экипажи атаковали какой из советских аэродромов. Для того, чтобы восстановить картину событий, будем использовать советские документы, а также воспоминания участников событий.
Первые немецкие самолеты появились над аэродромами Дубно и Млынув. Генерал И.И. Гейбо указывает в своих воспоминаниях, что первое столкновение утром 22 июня произошло на подступах к аэродрому Млынув около 04:20 (Интересно, что мемуары И.И. Гейбо имеют характерное название: «Шла двадцатая минута войны». – прим.авт.).
Боевая тревога была объявлена во всех частях ВВС КОВО около 03:0-04:00 22 июня 1941 года после получения штабом округа текста директивы №1, и личный состав частей и соединений успел подготовить матчасть к боевым действиям еще до первых налетов немецкой авиации. Надо отметить, что еще 15 июня по приказу командующего ВВС КОВО генерала Е.С. Птухина самолеты авиачастей были рассредоточены на аэродромах. Тем не менее, говорить о полной боеготовности ВВС КОВО не приходится, в первую очередь, из-за противоречивого текста директивы № 1, в котором, в частности, было указано, что советские летчики не должны поддаваться на «провокации», и имеют право атаковать самолеты противника только в ответ на огонь с немецкой стороны. Эти указания утром первого дня войны были в прямом смысле смертельными для целого ряда частей ВВС КА, самолеты которых были уничтожены на земле, не успев взлететь, и нескольких десятков летчиков, сбитых немецкими самолетами при попытках эволюциями вытеснить самолеты Люфтваффе с советской территории. Лишь небольшое число командиров различного ранга взяло на себя ответственность и отдало прямые приказы по отражению немецких ударов, и одним из таких командиров был командир 14-й САД полковник Зыканов.
Из воспоминаний генерала Гейбо четко прослеживается, что комдив вовремя объявил тревогу, а после того, как посты ВНОС сообщили о пересечении границы немецкими самолетами, приказал их сбивать, чем привел в состояние полной прострации даже такого опытного бойца как Гейбо. Тем не менее, именно это твердое решение комдива буквально в последний момент спасло 46-й ИАП от первого внезапного удара:
«Прерванный сон возвращался с трудом. Наконец я стал понемногу подремывать, но тут снова ожил телефонный аппарат. Чертыхнувшись, взял трубку. Снова комдив.
– Объявите полку боевую тревогу. Если появятся немецкие самолеты – сбивать!
В телефоне звякнуло, и разговор прервался.
– Как сбивать? – заволновался я. – Повторите, товарищ полковник! Не выдворять, а сбивать?
Но трубка молчала. Свет снова зажегся, комиссар встал и начал быстро одеваться.
– Что там? – спросил он.
– Боевая тревога, – ответил я.
Было около четырех часов утра 22 июня 1941 года. Пронзительное, душу выматывающее завывание полевой сирены мгновенно подняло лагерь на ноги. Через пятнадцать минут пришли доклады, что все четыре авиаэскадрильи приведены в полную боевую готовность. И я, да и все летчики, были уверены, что это очередная учебная тревога, какими за последнее время нас просто замучили…»
Учитывая, что перед нами воспоминания со всеми присущими любым мемуарам недостатками, сделаем небольшие комментарии. Во-первых, приказ Зыканова, который цитирует Гейбо: «Объявите полку боевую тревогу. Если появятся немецкие самолеты – сбивать!» – это явно два разных приказа, полученные в разное время. Первый, об объявлении тревоги, очевидно, был отдан около 03:00. Приказ сбивать немецкие самолеты явно был получен после поступлений данных от постов ВНОС, около 04:00-04:15. В связи с этим становится понятен и взлет лично Гейбо, ведь до этого было поднято в воздух дежурное звено именно с целью выдворять нарушителей границы, а вот Гейбо однозначно взлетел уже именно с приказом сбивать немецкие самолеты! Причем капитан, и это четко следует из его воспоминаний, явно был в больших сомнениях, что не удивительно, учитывая, что в течение часа ему выдали два полностью противоречащих друг другу приказания. Что и говорить, летчику было от чего «схватиться за голову», но он не только взял на себя полную ответственность за происшедшее, но и довольно быстро в воздухе разобрался в ситуации и атаковал летевшие немецкие бомбардировщики, и тем самым отразил первый немецкий удар:
«Примерно в 4 часа 15 минут от постов ВНОС, которые вели постоянное наблюдение за воздушным пространством, поступило сообщение, что четыре двухмоторных самолета на малой высоте идут курсом на восток. В воздух по заведенному порядку поднялось дежурное звено старшего лейтенанта Клименко.
– Знаешь, комиссар, – сказал я Трифонову, – полечу-ка сам. А то видишь, мгла опускается, как бы чего-нибудь опять, вроде Шалунова, не напутали. Сам разберусь, что за самолеты. А ты тут командуй.
Вскоре я уже догонял звено Клименко на своем И-16. Приблизившись, подал сигнал: «Пристроиться ко мне и следовать за мной». Бросил взгляд на аэродром. На краю летного поля резко выделялась длинная белая стрела. Она указывала направление на перехват неизвестных самолетов.
Пока летели, я пытался разобраться в обстановке. Наверняка это свои самолеты, их пустили для проверки бдительности постов наблюдения и боевой готовности истребителей, их способности перехватить и уничтожить, в случае необходимости, противника. Что ж, покажем свое умение! Я прибавил газу, мой самолет стремительно двигался в нужном направлении.
Прошло чуть меньше минуты, и впереди, немного ниже, в правом пеленге, появились две пары больших самолетов. Так, будем действовать грамотно, как в настоящем бою. Ведь наверняка за нашей схваткой наблюдает посредник.
Дал полный газ, круто набирая высоту, занял исходное положение для атаки. И тут у меня в груди похолодело. Передо мною – четыре двухмоторных бомбардировщика с черными крестами на крыльях. Я даже губу себе закусил. Да ведь это «юнкерсы»! Германские бомбардировщики Ю-88! Что же делать?
Иосиф Иванович почему-то в мемуарах упорно называет немецкие бомбардировщики, которые пытались 22 июня атаковать аэродром, «юнкерсами – судя по всему, банально путает за давностью лет тип немецких машин.
Думаю, что никогда больше, ни раньше, ни потом, мне не приходилось принимать такое трудное решение. Мысли у меня бежали стремительно, меняя одна другую. Отчего Ю-88 здесь в такую рань? Идут спокойно, на нас даже внимания не обращают. Но ведь приказано: сбивать! А договор о ненападении? А если это провокация? А вдруг из-за моих опрометчивых действий начнется война? Все эти мысли не приходили одна за другой, постепенно, а нахлынули разом, сплетаясь в пульсирующий клубок.
Усилием воли я взял себя в руки. Стиснул зубы, крепче сжал ручку управления и рычаг газа. «Ты – командир, – сказал я себе. – Ты не имеешь права растеряться. Ты обязан быстро и правильно оценить обстановку и дать боевой приказ».
И еще я подумал о том, что эти четыре немецких «юнкерса» до отказа набиты бомбами. Они несут смерть и разрушение на нашу землю. А там, на мирной пока что земле, спокойно спит моя жена, баюкая маленького сына, спят дети, жены и матери ребят из звена Клименко... И как последняя капля возникла еще одна мысль: «Сегодня воскресенье, а по воскресеньям у немцев учебных полетов не бывает». Выходит, война? Да, война!
«Атакую, прикройте!» – подал я сигнал своим. Быстрый маневр – и в центре перекрестья прицела ведущий Ю-88. Нажимаю на гашетку пулеметов ШКАС. Трассирующие пули вспарывают фюзеляж вражеского самолета, он как-то нехотя кренится, делает оборот и устремляется к земле. С места его падения вздымается яркое пламя, к небу тянется столб черного дыма.
Бросаю взгляд на бортовые часы: 4 часа 20 минут утра. Надо поскорее возвращаться на аэродром, выяснять обстановку. А с остальными «юнкерсами» справится звено Клименко. Сделав круг, я направил свой И-16 на видневшиеся вдали на горизонте лагерные палатки…
…Тем временем на места своих стоянок заруливали истребители дежурного звена. Сам Клименко уже бежал к нам, придерживая болтавшийся планшет. За несколько метров он, строго по уставу, перешел на строевой шаг, четко вскинул руку к шлему. Лицо у него раскраснелось, глаза возбужденно горели.
– Товарищ капитан, дежурное звено поставленную задачу выполнило. Сбито два «юнкерса», одному удалось скрыться. Вести преследование за границей я не стал.
– И правильно сделал, – сердито ответил я. – Нечего по заграницам болтаться...»

Последний раз редактировалось МишаТ; 17.09.2015 в 23:07.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.09.2015, 23:09   #36
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Оставим пока это красочное описание атаки «звена Клименко» и два сбитых «юнкерса». Согласно журналу боевых действий (ЖБД) полка, капитану Гейбо была засчитана победа над Хе-111 именно в составе звена. Вернувшись на аэродром, он попытался связаться со штабом дивизии, но из-за проблем со связью не смог этого сделать. Однако, несмотря на проблемы со связью, дальнейшие действия командования полка были четкими и последовательными. Гейбо и замполит полка уже не сомневались в том, что война началась, и четко ставили подчиненным задачи на прикрытие аэродрома, городов Млынув и Дубно. Судя по сохранившимся документам, по приказу штаба полка летчики около 04:30 начали взлетать на боевое дежурство. Одно из звеньев, которое должно было прикрыть аэродром Дубно, вел старший лейтенант И.И. Иванов. Выписка из ЖБД полка:
«Схема и описание воздушного боя 22 июня 1941 года.
Участники воздушного боя: командир звена старший лейтенант Иванов И.И., пилоты лейтенант Юрьев, лейтенант Кондранин.
В 04:55, находясь на высоте 1500-2000 метров, прикрывая аэродром Дубно, заметили идущих на бомбежку 3 Xе-111. Перейдя в пикирование, атакуя Хе-111 сзади, звено открыло огонь, после израсходования боекомплекта старший лейтенант Иванов протаранил Хе-111, который упал в 5 км от аэродрома Дубно. Старший лейтенант Иванов погиб при таране смертью храбрых, защитив Родину своей грудью.
Задание прикрытия аэродрома выполнено. Хе-111 ушли на запад. Израсходовано 1500 шт. патронов ШКАС».
Таран видели сослуживцы Иванова, в тот момент находившиеся в дороге из Дубно в Млынув. Вот как описал этот эпизод в письме к С.С. Смирнову гвардии подполковник технической службы А.Г. Больнов:
«Как всегда под воскресенье, часть офицеров была отпущена и уехала на зимние квартиры, в том числе и я. На рассвете 22 июня была объявлена боевая тревога, сбор у дежурного по гарнизону. По тревоге я прибежал к штабу в Дубно. Там уже все были на ногах. Машины базы обслуживания одна за другой уходили на аэродром в Млынув. На одной из машин я, инженер 1-й эскадрильи Романов, инженер 2-й эскадрильи Белич и начальник связи выехали в Млынов. При выезде из Дубно по дороге Дубно – Ровно мы увидели взрывы на аэродроме. Я крикнул: «Алеша, началось!» В воздухе была слышна пулеметная стрельба. Три бомбардировщика шли на аэродром Дубно, а три истребителя пикировали на них и вели огонь. Через мгновение огонь прекратился с обеих сторон. Пара истребителей отвалила и ушла на посадку, расстреляв весь боекомплект…
…Иванов продолжал преследовать бомбардировщики. Они с ходу отбомбили Дубненский аэродром и уходили на юг, а Иванов продолжал преследование. Будучи отличным стрелком и пилотом, он не стрелял – видимо, не было уже боеприпасов: все расстрелял. Мгновение, и…
Мы остановились на повороте шоссе на Луцк. На горизонте, к югу от нашего наблюдения, мы увидели взрыв – клубы черного дыма. Я крикнул: «Столкнулись!» – слово таран в наш лексикон еще не вошло. Я уверен, что Ивана Ивановича взяло зло на нашу технику в начале войны. Летчики знают, что такое ШКАС, – пулемет, часто заклинивавший, – и он решил идти на таран…»
Еще один из свидетелей тарана Евгений Петрович Соловьев, авиатехник звена Иванова, вспоминает:
«Наша машина неслась из Львова по шоссе. Заметив перестрелку «бомберов» с нашими «ястребками», мы поняли, что это война. Момент, когда наш «ишачок» врезал «хейнкелю» по хвосту и тот камнем повалился вниз, видели все, и что наш пошел на посадку – тоже. Прибыв в полк, мы узнали, что в сторону затихшего боя выехали Бушуев и Симоненко, не дождавшись врача.
Симоненко рассказывал журналистам, что, когда они с комиссаром выносили Ивана Ивановича из кабины, он был в крови, без сознания. Помчались в госпиталь в Дубно, но там застали весь медперсонал в панике – им было предписано срочно эвакуироваться. Ивана Ивановича все же приняли, санитары унесли его на носилках.
Бушуев и Симоненко ждали, помогая грузить оборудование и больных в машины. Потом вышел врач и сказал: «Летчик умер». «Мы похоронили его на кладбище, – вспоминал Симоненко, – поставили столбик с табличкой. Думалось, что отгоним немцев быстро, – установим памятник».
И.И. Гейбо то же вспоминал про таран Иванова, также отмечая, что советский летчик расстрелял патроны, и что его самолет нашли недалеко от места тарана:
«Еще днем, в перерыве между вылетами, кто-то доложил мне, что из первого боевого вылета не вернулся командир звена старший лейтенант Иван Иванович Иванов…
…Была снаряжена группа механиков на поиски упавших самолетов. Они и нашли И-16 нашего Ивана Ивановича рядом с обломками «юнкерса». Осмотр и рассказы участвовавших в бою летчиков позволили установить, что старший лейтенант Иванов, израсходовав в бою все боеприпасы, пошел на таран. Сбил врага, но и сам при этом не уцелел…»
По прошествии времени сложно точно установить, по какой причине Иванов совершил таран. Свидетельства очевидцев и документы говорят о том, что Иванов расстрелял все патроны. Учитывая, что с большой долей вероятности Иванов пилотировал И-16 тип 5, у которого было всего два ШКАСа калибра 7,62 мм, сбить Хе-111 было далеко не просто, кроме того, мы помним, что у Иванова была не такая уж большая практика стрельбы. В любом случае, не попал ли Иванов в своего противника, или у него заклинило пулеметы – это не так уже и важно. Главное то, что советский летчик готов был драться до последнего и уничтожил противника даже ценой собственной жизни, и совершенно заслуженно был посмертно представлен к званию Героя Советского Союза.
Другие летчики 46-го ИАП действовали не менее отважно, и немецким бомбардировщикам так и не удалось прицельно отбомбиться ни по самолетам, ни по ангарам на аэродроме Млынув – несмотря на несколько налетов, потери полка на земле были минимальные. Из сводки 14-й САД о состоянии частей дивизии к утру 23 июня 1941 года: «46 ИАП. Уничтожен на аэродроме один И-16, один не вернулся с задания. Сбит один И-153. Ранено 11 человек, 1 убит. Полк на аэродроме Грановка».
Из мемуаров Иосифа Гейбо становиться понятно, что урон полку был причинен около 11 часов, когда небольшой группе немецких бомбардировщиков под прикрытием истребителей удалось прорваться к аэродрому, а вот от первых утренних налетов ни материальная часть, ни личный состав, похоже, вообще не пострадали.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.09.2015, 23:15   #37
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Документы III./KG 55 подтверждают минимальные потери 46-го ИАП на аэродроме Млынув:
«Результат: Аэродром Дубно не занят [самолетами противника]. На аэродроме Млынув бомбы сброшены на стоящие группой примерно 30 бипланов и многомоторных самолетов. Попадания между самолетами (Немцы, судя по фотографиям, отбомбились по стоящим за ангарами самолетам Р-Z и У-2 27-й КАЭ. То, что они упоминают про многомоторные самолеты – явный признак того, что экипажи не имели возможности оценить эффективность своей атаки из-за активного противодействия истребителей 46-го ИАП. – прим.авт.).
Атака на аэродром Броды неожиданно удалась. Бомбы были сброшены на тесно стоящие друг рядом с другом самолеты. Зафиксированы многочисленные горящие самолеты. На аэродром Рачин бомбы были сброшены на пункты сосредоточения самолетов и массово стоящие грузовики (Судя по всему, немцы сбросили бомбы на строящуюся ВПП, строительную технику и автотранспорт. – прим.авт.).
Общий результат равняется более 50 уничтоженным истребителям и другим вражеским самолетам. Оборона: очень много истребителей в районе цели. Обстрел с земли и зенитные орудия – лишь единичны. Победы: 2 истребителя были сбиты бортовым оружием.
Погодные условия: незначительная облачность.
На большом поле севернее Злочев обнаружено примерно 100 самолетов. Около 80 самолетов на площадке севернее шоссе Броды – Каменка. Эта площадка была атакована в качестве запасной цели. Бомбы хорошо легли в цель. Появился красный истребитель (биплан), который из-за недостаточной скорости не смог догнать Хе-111…» (В обоих случаях речь идет об аэродроме Адамы 23-го ИАП 15-й САД. – прим.авт.).
Потери 7./KG 55 в этом налете составили два не вернувшихся из боевого вылета Хе- 111:
1) He 111P-2 W.Nr.2140 «G1+KR», экипаж: пилот фельдфебель Дитрих (Fw. Dietrich), штурман унтер-офицер Зантке (Uffz. Zantke), радист ефрейтор Вассмут (Gefr. Waßmuth), механик унтер-офицер Лонзингер (Uffz. Lonsinger), стрелок ефрейтор Ноймайер (Gefr. Neumaier);
2) He 111P-2 W.Nr.1410 «G1+MR», экипаж: пилот унтер-офицер Вольфайль (Uffz. Wohlfeil), штурман унтер-офицер Мозер (Uffz. Moser), радист унтер-офицер Бернгерн (Uffz. Börngen), механик унтер-офицер Парплис (Uffz. Parplies), стрелок ефрейтор Берингхаузен (Gefr. Bäringhausen).
Еще три самолета получили повреждения различной тяжести. В результате He 111P-2 W.Nr.2128 (пилот обер-фельдфебель Грюндер (Ofw. Gründer)), подбитый якобы огнем своей зенитной артиллерии, смог дотянуть до аэродрома Лабуние, но после аварийной посадки машина полностью сгорела (повреждения 100% по немецкой классификации), экипаж не пострадал.
По двум другим поврежденным самолетам информация довольно скудная, известен лишь He 111P-2 W.Nr.1537, который получил повреждения 25% и приземлился на аэродроме Клеменсов. Про номер второго самолета информации нет ни в журнале боевых действий III./KG 55, ни в сводках генерала-квартирмейстера о потерях Люфтваффе за 22 июня 1941 года. Известно о двух раненных членах экипажей: из экипажа унтер-офицера Мейлера (Uffz. Mäueler) получил ранения механик ефрейтор Каппелер (Gefr. Kappeler), а из экипажа обер-фельдфебеля Баумгартнера (Ofw. Baumgartner) получил ранения механик обер-фельдфебель Найдель (Ofw. Neidel).
46-й ИАП заявил за весь первый день войны пять воздушных побед (все над Хе-111), из них с высокой степенью вероятности самолеты противника сбили капитан И.И. Гейбо (звеном) и старший лейтенант И.И. Иванов тараном. Младший лейтенант И.М. Цибулько заявил победу после обеда (он был в этом же бою сбит и обгорел). Точное время еще двух побед, заявленных старшим лейтенантом С.Л. Максименко и младшим лейтенантом К.К. Кобызевым, не известно. Однако И.И. Гейбо явно не преувеличил, рассказывая про атаки «звена Клименко» на группу немецких бомбардировщиков и сбитые два «юнкерса». Учитывая то, что летчика фамилией Клименко в списках личного состава полка не обнаружилось, и принимая во внимание созвучие «Клименко» – «Максименко», можно с большой долей уверенности утверждать, что именно Симон Лаврович Максименко возглавлял дежурное звено 46-го ИАП, и в результате его атак был подбит и сгорел на аэродроме Лабуние Хе-111 обер- фельдфебеля Грюндера, а еще два самолета получили повреждения. Максименко при докладе явно слукавил: судя по всему, гоняя «хейнкели», его звено все же перемахнуло через границу и не оставляло противника в покое практически до самого Замостья.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.09.2015, 04:39   #38
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,559
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Как всегда, очень интересно!

Цитата:
Сообщение от МишаТ Посмотреть сообщение
Не, они не платят.
А авторские экземпляры тоже не дают бесплатно?
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.09.2015, 10:33   #39
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Действия экипажей III./KG 55, которые отправились атаковать аэродром 92-го ИАП в Бродах, оценены немцами как чрезвычайно эффективные. Судя по косвенным данным, удалось отличиться экипажам 8-й эскадрильи. В летной книжке командира этой эскадрильи капитана Кнорра (Hptm. Knorr) отмечен этот боевой вылет (старт из Клеменсова в 03:06, атака аэродрома Броды в 04:14 по берлинскому времени).
Личный состав 92-го ИАП был поднят по боевой тревоге в 04:35, однако приказа, подобного тому, что капитан Гейбо получил от полковника Зыканова, командир полка майор Ячменев от генерал-майора Шевченко (Командир 16-й САД. – Прим.Авт.) не получил, и это привело к трагедии. Оперативная сводка № 01 штаба ВВС 6-й Армии не дает возможности полностью оценить эти события, в ней есть лишь сухие данные о потерях и победах полка в результате первого налета:
«…В 05:00 над аэродромом Броды на высоте 50 метров появилось одно звено истребителей (Очевидная ошибка в передаче донесения, аэродром атаковали Хе-111. – прим.авт.), которые произвели две атаки на самолеты, стоящие на аэродроме. В результате были сожжены два самолета И-153, один У-2 и походная фотолаборатория. Убито два человека, ранено шесть человек. В 05:05 в воздух была поднята одна эскадрилья, в воздушном бою сбито два самолета Хе-111, один наш самолет не вернулся на свой аэродром и один сел на вынужденную в районе Радехова, самолет поломан, пилот невредим…»
Подробности налета сохранились в воспоминаниях будущего Героя Советского Союза Д.А. Медведева, служившего в то время заместителем командира эскадрильи:
«Проснулся от надрывного воя сирены. Почти сразу раздался рев моторов истребителей дежурного звена.
– Тревога!.. Тревога!.. Тревога!.. – катились эхом по опушке леса голоса дневальных. Вскочив с койки и надев сапоги, я выбежал из палатки. Везде, куда только хватал глаз, увидел летчиков, техников и младших специалистов, спешивших на стоянки своих самолетов. С ходу вырулив на взлетную полосу, в небо поднялось дежурное звено полка.
Летчики нашей эскадрильи, проверив готовность своих самолетов, стали подтягиваться к стоянке моей «Чайки», выжидательно посматривая в мою сторону. Мне трудно было сейчас что-либо объяснить им. А Петрову уже не терпелось высказать свое мнение по поводу тревоги:
– Ну, что приуныли, пилоты? Не будет нам покоя от нового комдива. Сам он бомбардировщик, воевал в Испании. Вот и проверяет боевую готовность по воскресеньям. Там у них…
Разговор оборвался из-за необычного гула, доносившегося в дальнем, невидимом за кустарником конце аэродрома. Он напоминал звук набегающей морской волны различной высоты, то громче, то глуше. Самолеты! Все вглядывались в подернутый утренней дымкой горизонт, пытаясь определить их тип:
– Похоже, не наши.
– Двухмоторные.
– Где?
– Да вот, смотри, за городом, на горизонте!
Из-за темно-серой полосы горизонта выползали силуэты трех самолетов. Высота их полета была не больше 500 метров. Они разворачивались прямо на центр аэродрома, где около взлетно-посадочной полосы в линейку стояли истребители четвертой авиаэскадрильи.
– Смотрите, смотрите, товарищи! – крикнул Лященко. – Самолеты на наших бомбардировщиков СБ похожи.
– А, может быть, провокация?
– Нет, братцы, это...
В эту минуту в районе самолетов четвертой эскадрильи раздались оглушительные взрывы. Ошеломленный Петров так и не досказал своей мысли. Осколки зашелестели высоко над головами, к счастью, никого не задев. Люди, еще не веря, что случилось страшное, непоправимое, отхлынули в лес. Бомбардировщики с черными крестами на желтой полосе светло-серых крыльев и с мальтийским крестом на киле стали плавно разворачиваться над аэродромом.
В это время дежурное звено наших истребителей стремительно настигало их. Командир звена старший лейтенант Кузьмин по инструкции, покачивая самолет с крыла на крыло, приблизился к фашистским «Хейнкелям-111».
Звуки пулеметных очередей разрезали воздух. Все произошло молниеносно: «Чайка» Кузьмина, вздрогнув всем корпусом, замерла в отчаянном усилии удержаться в воздухе, задымилась и рухнула на окраине аэродрома. Высоко в воздух взлетели комья земли. Мы с оцепенением смотрели на пылающий костер.
Техник самолета Кузьмина с криком: «Убили, убили, гады!», размахивая кулаками в сторону удалявшихся вражеских бомбардировщиков, побежал к месту гибели своего командира. Его никто не остановил. Все понимали, что это неутешное горе…
…Ячменев провел разбор первого боевого вылета в составе полка. Похвалив летчиков за четкость и организованность в воздухе, он с горечью говорил о том, что полк не сумел перехватить немецких бомбардировщиков над Луцком. Система постов воздушного наблюдения, оповещения и связи с большим опозданием обнаружила противника.
– Товарищи летчики! – обращается к нам командир полка. – Кузьмин действовал по инструкции мирного времени. Фашистские летчики видели это, но они варварски расстреляли нашего товарища у нас на глазах. И теперь, пока мы живы, мы будем платить фашистам тем же, а Кузьмин будет с нами и в горе, и в радости до полной победы над врагом».
Так из-за противоречивых указаний директивы № 1 погиб опытный летчик, ветеран боев на Халхин-Голе и в Финляндии лейтенант Александр Григорьевич Кузьменко (Медведев несколько исказил его фамилию. – Прим.Авт.), а полк только по счастливой случайности отделался минимальными потерями. Несмотря на победные реляции немецких экипажей, им удалось уничтожить на аэродроме Броды на порядок меньше машин, но это скорее неудача немцев, чем заслуга 92-го ИАП. Упомянутые в оперсводке два уничтоженные Хе-111 вызывают законное сомнение: учитывая то, что в немецком отчете говорится о двух сбитых И-153, и эти данные подтверждаются оперсводкой, да и, судя по воспоминаниям Медведева, догнать «хейнкели» летчикам дежурного звена и взлетевшей эскадрильи не удалось. Вероятно, на их счет можно записать He 111P-2 W.Nr.1494 «G1+KS» из 8./KG 55 пилота обер-лейтенанта Фархольца (Oblt. Fahrholz). Из-за простреленной в воздушном бою системы выпуска шасси самолет при попытке совершить посадку на аэродроме Клеменсов был разбит на 100%, получили ранения члены экипажа механик обер-фельдфебель Айзенманн (Ofw. Eisenmann) и стрелок унтер-офицер Каден (Uffz. Kaden).
Подводя итоги вылета, командир III./KG 55, несомненно, должен был быть всерьез озабоченным такими потерями – из 14 вылетевших самолетов два не вернулись, два были полностью разбиты из-за боевых повреждений, а еще два требовали ремонта. Конечно, в личной храбрости гауптману Виттмеру, лично участвовавшему в первом вылете, не откажешь, но записи в ЖБД об якобы 50 уничтоженных на аэродромах советских самолетах представляются банальной попыткой сгладить досадное поражение и тяжелые потери, понесенные группой. Надо отдать должное командиру немецкой группы – он сделал правильные выводы и попытался в следующем вылете взять реванш.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.09.2015, 23:03   #40
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 648
По умолчанию

Тем временем, пока личный состав III./KG 55 и других бомбардировочных групп готовил технику к повторному вылету, истребительные подразделения 5-го авиакорпуса продолжали небольшими группами действовать по аэродромам 14-й, 15-й, 16-й и 63-й САД. В результате воздушных боев над Дубно и Млынувом были сбиты и погибли летчики 46-го ИАП И.О командира 2-й эскадрильи капитан В.М. Киселев, лейтенанты Г.А. Лысенко и И.С. Бабенко, по некоторым данным, был сбит и получил ранение младший лейтенант Н.П. Козинец.
Атмосфера накалялась, но командование 46-го ИАП продолжало уверенно оборонять аэродром, избегая безвозвратных потерь на земле и быстро ремонтируя поврежденные самолеты. Кроме того, все время сохранялся резерв, что было в этой ситуации крайне необходимо. Из воспоминаний И.И. Гейбо:
«Боевые вылеты продолжались без перерывов. Несколько самолетов были повреждены во время налета «юнкерсов», но техники сумели ввести их в строй. Горючего и боеприпасов пока что хватало. Между тем, наши ряды редели. То один, то другой летчик не возвращался из боя. Все чаще приходилось подниматься тем из нас, у кого сохранились машины…»
К 15:30 штаб III/KG 55 подготовил к вылету все исправные самолеты группы, и гауптман Виттмер повел 18 Хе-111 в решительную атаку, единственной целью которой должен был стать аэродром Млынув. Из ЖБД группы:
«В 15:45 группа в сомкнутом строю с высоты 1000 м атаковала аэродром. Половина бомб была сброшена на рулящие и стартующие самолеты («Раты» И-16 и И-15). Четверть бомб было сброшено на пункты сосредоточения на восточном краю площадки. Пункты сосредоточения, насколько это удалось наблюдать, были еще заняты самолетами. Подробности результатов не наблюдались из-за сильных атак истребителей. После сброса бомб дальнейший старт вражеских самолетов не состоялся. Это был хороший результат.
Оборона: очень много истребителей с атаками на отходе. На одну нашу машину напали 7 вражеских истребителей. Посадка: 16:30-17:00. Один истребитель И-16 сбит. Экипажи наблюдали его падение. Погодные условия: хорошие, местами небольшие облака. Использовано боеприпасов: 576 SD 50.
Потери: Самолет ефрейтора Ганца пропал, обстрел истребителями после сброса бомб. Скрылся вниз. Дальнейшую судьбу не могли наблюдать из-за сильных атак истребителей. Ранен унтер-офицер Парр».
В журнале есть и довольно забавное примечание к этому налету: «По уточнению на месте после захвата Млынува, достигнут полный успех: на стоянке уничтожено 40 самолетов».
Несмотря на очередную попытку оправдаться и в донесении, и позднее в примечании, совершенно очевидно, что над аэродромом Млынув немцев вновь ждал «теплый прием». Группа советских истребителей была в воздухе и атаковала бомбардировщики еще на подходе. Из-за непрерывных атак немецкие экипажи не имели возможности ни зафиксировать результаты бомбардировки, ни судьбу потерянного экипажа. Вот как передает атмосферу боя с советской стороны И.И. Гейбо, который возглавлял истребители, перехватившие бомбардировщики:
«Во втором часу дня в поле видимости на высоте около восьмисот метров появилась еще одна группа немецких бомбардировщиков, державших курс на Здолбунов. На перехват вышли три наших звена, а вместе с ними и я. Когда мы приблизились, я увидел две девятки в правом пеленге. «Юнкерсы» тоже заметили нас и мигом сомкнулись, прижались друг к другу, готовясь к обороне – ведь чем плотнее строй, тем плотнее, а значит, и эффективнее огонь воздушных стрелков…
…Лезть на рожон не годится. Я завел семерку истребителей со стороны солнца для атаки всей группой. Прикинул, как бы это сделать похитрее. Надо сначала расстроить порядок «юнкерсов», рассредоточить их, а потом уж и сбивать поодиночке. Значит, следует сперва сбить ведущего. В первой утренней схватке мне удалось это сделать. А как сейчас?
Я подал сигнал: «Переходим в атаку все сразу, каждый самостоятельно выбирает себе цель». И тут же ринулся на ведущего. Вот он уже в прицеле. Вижу вспышки ответного огня. Нажимаю на гашетку. Огненная трасса моих очередей уходит к цели. «Юнкерсу» пора бы заваливаться на крыло, а он как заколдованный продолжает следовать прежним курсом. Дистанция стремительно сокращается. Надо отваливать! Совершаю крутой и глубокий отворот влево, готовясь снова зайти в атаку. И вдруг – резкая боль в бедре…»
Заметка с описанием этого боя была опубликована в газете «Правда». Очень интересно, как человек иногда запоминает мельчайшие детали, к примеру, высоту 800 метров, на которой происходил бой, и то, что вел семерку истребителей, и что в группе противника было 18 самолетов – и эти данные совпадают с немецким донесением практически на 100%. А вот почему Иосиф Иванович в итоге назвал немецкий бомбардировщик Ю-87, причем упирая на то, что это был именно пикировщик с неубирающимися шасси и установленными сиренами, объяснить невозможно. Память человека весьма избирательна, и в воспоминаниях ветерана явно закралась ошибка, тем более, что в заметке из «Правды», написанной по горячим следам, упоминаются просто 18 бомбардировщиков, без указания типа. Однозначно, и в мемуарах Гейбо, и в журнале боевых действий III./KG 55 описан один и тот же бой!
Подводя итого и сравнивая результаты, отметим, что летчикам 46-го ИАП, несмотря на победные реляции немцев, и в этот раз удалось надежно прикрыть свой аэродром, не позволив противнику удержаться на боевом курсе и прицельно отбомбиться. Надо отдать должное мужеству и хладнокровию немецких экипажей – несмотря на то, что они действовали без прикрытия, советским истребителям так и не удалось разбить их строй, а сбить один и повредить еще один Хе-111 получилось у советских летчиков только ценой аналогичных потерь – один И-16 был сбит огнем стрелков, и младший лейтенант Цибулько, только что сбивший один бомбардировщик, выпрыгнул с парашютом, а капитан Гейбо, повредивший другой Хе-111, получил ранение и с трудом посадил поврежденный самолет на аэродроме.
Вместе со сбитым «хейнкелем» He 111P-2 W.Nr.1385 «G1+CT» из 9./KG 55 погиб экипаж в составе пилота ефрейтора Ганца (Gefr. Ganz), штурмана обер-ефрейтора Ганса (Ogefr. Gans), механика ефрейтора Штаудера (Gefr. Stauder), радиста ефрейтора Мессершмидта (Gefr. Messerschmidt) и стрелка ефрейтора Пихльмайера (Gefr. Pichlmeier). Повреждения получил еще один самолет 9-й эскадрильи, который пилотировал лейтенант Бермадингер (Lt. Bermadinger), был ранен механик унтер-офицер Парр (Uffz. Parr).

Последний раз редактировалось МишаТ; 19.09.2015 в 23:07.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 14:56. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Рейтинг@Mail.ru