AviaSkins.Forums

Вернуться   AviaSkins.Forums > Основные разделы > Историческая справка > ТТ (Темы Тимина)

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 11.04.2014, 12:57   #1
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию Советские ВВС в небе Молдавии и Буковины 22 июня 1941 года (в том числе 55 ИАП):

В рамках работы по боевым действиям ВВС ОдВО над Молдавией 22 июня 1941 года хочу представить рабочую версию текста по боевой работе 55 ИАП.
Решил не плодить ветки и дать текст и по остальным истребительным частям ВВС 9 Армии и 64 САД.

Последний раз редактировалось МишаТ; 06.05.2014 в 14:40.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2014, 12:58   #2
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Война началась для 55 ИАП по стандартной схеме - с атак самолетов Люфтваффе по аэродрому базирования полка в Бельцах.
Начнем с документов, которые рассказывают о событиях первого дня войны:



14:00 (время Берлинское) Отправитель – IV авиационный корпус, отдел разведки и контрразведки.
Дневной доклад № 1 от 22.6.41.
III/KG-27 (Цилистрия 300 км) шестью He-111, штаб JG-77 (а-м Бакау 150 км) тремя Bf-109 и II/JG-77 (Штаб и 4 штаффель а-м Бакау 150 км и 5 и 6 штаффели а-м Роман 120 км) в составе 22-х Bf-109 с 02.39 до 06.55 атаковали аэродром у цели № 101378.
Были атакованы цели № 101378, 102105 и склад горючего у цели № 101378.
Визуальное наблюдение: цель № 101378 – 25 одномоторных и 3 двухмоторных.
Визуальное наблюдение: цель № 101629 – 12 одномоторных 8 двухмоторных.
Результат: цель № 102105 – результат не наблюдался.
Цель № 101378 – 20 самолётов уничтожены и горят.
Склад горючего у цели № 101378 горит.
Противодействие истребителей: у цели № 101378 сбит один Rata.
Зенитная защита: тяжёлые и лёгкие зенитные орудия у цели № 101378.

Дата: 22.06.41 Время: 18.40
Ночной доклад [в дополнение] к дневному докладу № 1 от 22.06.41.
2) 12.07:13.25 штабное звено эскадры JG-77 тремя Bf-109 и II/JG-77 в составе 20-ти Bf-109 с использованием SD-2 атаковали аэродром Бельцы-1.
Результат: на аэродроме 15-10 самолётов, из них 12 уничтожено, один склад горючего в северо-восточном углу аэродрома – пожар.
Визуальное наблюдение: колонна и грузовики на учебном плаце Бельцы.
Противодействие истребителей: ZKP-19 и Rata. Воздушный бой с 6-ю Rata, которые очень хорошо смогли уклониться с помощью умелого пилотирования (уход в сторону, крутые виражи).
Зенитная защита: лёгкие зенитные орудия южнее аэродрома.
Потери: Один Bf-109 сбит зенитным огнём. Лётчик лейтенант Эберлинг выбросился с парашютом над вражеской территорией.

Дневной доклад № 2 от 22.06/23.06 1941.
2) III/KG-27 силами 17-ти He-111 c 18:58 до 19:04 действовали против намеченных в качестве цели самолетов на аэродроме Бельцы-1.
Визуальное наблюдение: Бельцы-1 35 одномоторных самолётов и 2 четырёхмоторных самолёта. Разрушения в результате атаки, произведённой в первой половине дня, - от Бельцы-II до Бельцы-VII, только Бельцы-III может рассматриваться как аэродром, однако, он пуст.
Результат: горящие и повреждённые самолёты, прямые попадания в бараки и повреждение поля.
Противодействие истребителей: защита собственными истребителями.
Наземная защита: не установлена.
Сбиты 2 вражеских истребителя.
3) III/JG-77 силами 18-ти Bf-109 с 19:45 до 20:55, штабное звено JG-77 силами двух Bf-109 с 18:21 до 19:40 и I/LG-2 силами 20-ти Bf-109 с 17:08 до 18:40 осуществляли сопровождение бомбардировщиков I и III групп эскадры KG-27 и вели "свободную охоту".
Результат: 8 сбитых самолетов.
Противодействие истребителей: силами ZKP-19 и Rata.
Наземная защита: средние и тяжёлые зенитные орудия.

Оперативная сводка №1 штаба ВВС ОдВО к 12:00 22.6.41.
2. С рассветом воздушный противник одновременно с переходом наземных войск госграницы произвел атаку наших аэродромов:
5:10 Четыре бомбардировщика бомбардировали аэродром Гроссулово. Уничтожено Три самолета СБ, 2 самолета Пе-2.
В это же время группа бомбардировщиков атаковала аэродром БЕЛЬЦЫ. Уничтожено Три самолета МиГ-3, взорван склад горючего.

Оперативная сводка №1 штаб 20 САД к 19:30 22.6.41 Кишинев.
55 ИАП в течении 22.6.41г. прикрывал город Бельцы, Кишинев, аэродром Семеновка и сопровождал разведку в р-не Яссы, Батошань, Бакэу.
В 5.20, 7.00 и 13.30 полк вел бой над аэродромом Бельцы.
Потери.
55 ИАП в 5.10 аэродром Бельцы атакован бомбардировщиками противника, на аэродроме уничтожено 3 МиГ-3, сгорело авиагорючее. Убито 2, ранено 1.
В 13.30 аэродром вторично атакован 9 бомбардировщиками под прикрытием 7 Ме-109. Сбит 1 Ме-109, летчик взят в плен.
20.10 20 бомбардировщиков бомбили аэродром БЕЛЬЦЫ. По предварительным данным сбит 1 бомбардировщик противника. Потерян один наш истребитель.
Оперативная сводка №2 штаба ВВС Армии Тирасполь к 22:00 22.6.41г.
б/ 55 ИАП в течении 22.6.41г. прикрывал город Бельцы, Кишинев, Семеновка и сопровождал разведку в р-не Яссы, Батошань, Бакэу.
В 5.20, 7.00 и 13.30 полк вел бой над аэродромом Бельцы.
В 5.10 группа 18 бомбардировщиков атаковала аэродром БЕЛЬЦЫ. На земле уничтожено 3 самолета МиГ-3, взорван бензосклад, убито 2, ранено 1.
В 13.30 9 бомбардировщиков вновь атаковали аэродром БЕЛЬЦЫ. В бою сбит 1 Ме-109. Летчик взят в плен.
20.10 20 бомбардировщиков атаковали аэродром БЕЛЬЦЫ. Сбито 1 бомбардировщик противника. В бою сбит 1 МиГ-3.

Оперативная сводка №2 штаба ВВС Армии Тирасполь к 22:00 22.6.41г.
б/ 55 ИАП в течении 22.6.41г. прикрывал город Бельцы, Кишинев, Семеновка и сопровождал разведку в р-не Яссы, Батошань, Бакэу.
В 5.20, 7.00 и 13.30 полк вел бой над аэродромом Бельцы.
В 5.10 группа 18 бомбардировщиков атаковала аэродром БЕЛЬЦЫ. На земле уничтожено 3 самолета МиГ-3, взорван бензосклад, убито 2, ранено 1.
В 13.30 9 бомбардировщиков вновь атаковали аэродром БЕЛЬЦЫ. В бою сбит 1 Ме-109. Летчик взят в плен.
20.10 20 бомбардировщиков атаковали аэродром БЕЛЬЦЫ. Сбито 1 бомбардировщик противника. В бою сбит 1 МиГ-3.

Аэрофотосъемка аэродрома Бельцы-Сингурены (красным отмечено немецкое обозначение Цель № 101378 Бельцы-I)

Современное аэрофото:

Таким образом, из документов, составленных по горячим следам мы получаем сведения о количестве и времени налетов Люфтваффе на а-м 55 ИАП Бельцы (советские источники еще используют название а-м Сингурены, немцы использовали название Бельцы I и цель № 101378).
Кроме того в документах есть информация о количестве воздушных боев, составе атакующих групп и потерях сторон. Попробуем совместить данные.
Согласно донесению IV немецкого авиакорпуса от 14:00 (15:00 по Московскому времени) вылеты на объекты в р-не Бельцов, в том числе на аэродром 55 ИАП Бельцы-Сингурены. К сожалению четко можно детализировать только состав бомбардировочной части - 6 Хе-111 из III/KG27. Сколько было групп немецких истребителей, в каком составе и с каким интервалом они действовали неизвестно. Если оттолкнуться от советских данных о первом бомбовом ударе в 5.10, то немецкая группа состояла из 18 самолетов (предположительно 6 Хе-111 и 10-12 Ме-109).
И так шесть Хейнкелей взлетели около 2:40 с а-ма Цилистрия и пройдя за 1 час 30 минут более 300 километров (видимо в р-не Роман к ним присоединились истребители сопровождения из 5-го и возможно 6-го штаффеля II/JG77) в 4.10 (в 5.10 по Москве) сбросили бомбы на строящуюся ВВП аэродрома Бельцы, стоянки самолетов 55 ИАП и склад ГСМ.
Согласно советских оперсводок советские истребители взлетели уже после того как немцы отбомбились, причем воздушный бой начался только в 5:20, то есть 10 минут немцы имели возможность бомбить и штурмовать аэродром и окрестности, то есть очевидно что бой был скоротечный. Немцы уже достаточно долгое время находились в воздухе и потратили большую часть боезапаса, наверняка ударная группа практически сразу же после того как советские истребители стали взлетать, начала оттягиваться на Румынскую территорию. Видимо поэтому ни о потерях, ни о победах в воздушном бою, ни в одной из советских оперсводок не говориться.
Но на этом утренние боевые действия не закончились, уже через полтора часа снова произошло столкновение, и в оперативных сводках в 7:00 отмечен еще один воздушный бой над а-ом Бельцы. Это вполне коррелируется с немецким докладом, по которому последние немецкие самолеты приземлились в 7:55 (в 6:55 по Берлинскому времени). Учитывая, что от Бельцов до Романа или Бакау 120 – 150 км, то есть около 20 мин полетного времени, то немецкие пилоты без проблем могли провести бой в 7 – 7:20 над Бельцами и спокойно вернуться на свои аэродромы.

В результате первых налетов, согласно немецкого доклада, на аэродроме Бельцы (Цель № 101378) немцы насчитали разбитыми и сгоревшими 20 самолётов, а так же отметили уничтожение склада горючего.
Немецкие экипажи отметили в районе аэродрома огонь тяжёлые и лёгких зенитных орудий и противодействие советских истребителей, тем не менее, потерь участники нападения не понесли, а в воздушном бою ими якобы был сбит один «Rata».

Советские оперсводки единодушно признают потерю от бомбежки 3 МиГ-3 на земле, и подтверждают уничтожение склада ГСМ (сгорело 90 тонн бензина). Других подробностей в документах нет.
Дело в том, что в фонде 55 ИАП нет ЖБД и оперсводок за лето 1941 года, поэтому подробности событий можно было узнать лишь из мемуаров и воспоминаний участников.

Последний раз редактировалось МишаТ; 15.09.2014 в 22:40.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2014, 12:59   #3
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

К сожалению, большинство летчиков участников первого воздушного боя над Бельцами погибли и фактически дошедшие до нас рассказы о первом налете это сведения от людей, которые в тот же день разговаривали с участниками и очевидцами.
Довольно подробно описывает бой самый известный и титулованный пилот 55 ИАП трижды герой советского союза А.И.Покрышкин, ссылаясь на то что события ему передал комэска Атрашкевич и другие пилоты эскадрильи перелетевшие из Бельцов в Маяки вечером 22 июня:
«Перед рассветом поступил сигнал боевой тревоги. На аэродроме было всего семь летчиков первой эскадрильи. Они быстро рассредоточили и замаскировали самолеты, в том числе требующие ремонта. В этой обстановке командир звена Миронов проявил высокие организаторские качества.
А на рассвете на аэродром вышел разведчик "Хеншель-126". На перехват его мгновенно поднялось звено Миронова. Действовали летчики мастерски. Они сбили разведчика. Возвращаясь на аэродром, встретили западнее Бельцы большую группу бомбардировщиков. Ю-88 прикрывали "мессершмитты". С ними уже вели бой четыре наших летчика. Дрались смело. Но соотношение в количестве было явно в пользу врага. Удар по аэродрому семерка не смогла отразить. Бомбардировщики сбросили бомбы на стоянки, по бензоскладу и казармам, где жили строители. Молодые, плохо обученные строители побежали врассыпную с аэродрома. Многие попали под бомбы.
— При отражении налета погиб Овчинников, — рассказывал Атрашкевич, — а на земле были убиты старший техник звена Камаев и моторист Вахтеров. Бензосклад был взорван, и аэродром остался почти без горючего».

Герои первого боя, командир звена К.И.Миронов (слева) и адьютант 1 АЭ С.Я.Овчинников (справа):


Второй по титулам пилот 55 ИАП дважды герой советского союза Г.А.Речкалов, в тот момент пилот 3 эскадрильи дополняет рассказ Покрышкина. По воспоминаниям Григория Андреевича, после обеда (точное время не указано) он летал в Бельцы с пакетом из штаба полка, и слышал историю первого налета на аэродром непосредственно от С.Я. Овчинникова! Оказалось он вовсе не погиб в первом бою:
Всего несколько часов назад я разговаривал с Овчинниковым на аэродроме в Бельцах. Его светло-карие глаза еще излучали задор и азарт только что прошедшего боя. Растянувшись под крылом самолета, Иван (Овчинникова звали Семен Яковлевич – прим.Авт.) рассказывал нам о внезапном налете фашистов. Я до сих пор слышу его голос:
«Сижу я в кабине, вздремнул даже слегка. Вдруг слышу, по голове меня кто-то лупит, а в ушах перестук отдается: тра-та-та-та, тра-та-та-та. Ну, техник быстренько включает зажигание, я скорей за плунжер хватаюсь, смотрю — справа командир звена уже на взлет пошел... — Иван рассказывал увлеченно, взахлеб. Запустив мотор, Овчинников устремился за командиром. А в это время над головами с оглушающим грохотом проносятся «мессершмитты». Трескотня их «орликонов» — не для слабонервных. На южной окраине с треском захлопали фугаски. Но вот на взлет пошли наши истребители. Скрылся за черными разрывами самолет старшего лейтенанта Шелякина (Видимо Речкалов перепутал – Ф.И.Шелякин был И.О. комэска 4, и находился в Маяках ). Вслед за ним устремились Гриша Шиян, Саша Суров и Петя Грачев (Возможно путает, согласно воспоминаниям В.П.Карповича П.П.Грачев был пилотом 3 эскадрильи). Лоб в лоб мчатся их истребители навстречу атакующим «мессершмиттам».
На аэродроме творится невообразимое. На стоянках самолетов, на взлетном поле — повсюду грохочут взрывы. Там, где было бензохранилище, разлилось огненное море. Черный дым окутал два не успевших взлететь «мига».
Огненная смерть пляшет на земле. «Миги» все взлетают и взлетают. Через какую-то долю секунды повиснет в воздухе истребитель младшего лейтенанта Овчинникова. Но в этот момент раздается взрыв, и тугая, как плеть, волна швыряет самолет в бездну. «Миг» Овчинникова скрывается на мгновение в дыму, боком выскакивает и, перевернувшись несколько раз, влетает в следующий взрыв. Падают вниз обломки исковерканного истребителя. Тем временем вторая волна бомбардировщиков пересекает исполосованное разрывами летное поле, и пляска смерти становится еще лихорадочнее.
Случилось невероятное. Наперекор всему Овчинников остался жив. Но тут же, точно очумелый, сквозь грохот и разрывы он кидается с парашютом под мышкой к одному из стоящих на земле истребителей и через несколько минут вступает в бой».

Делая поправку на то что это все таки воспоминания тем не менее отметим совпадения в обоих рассказах о двух сожженных на земле МиГ-3 и уничтоженном складе ГСМ. Кроме того опрокинутый на взлете МиГ-3 Овчинникова явно вошел в Оперсводки как третий МиГ-3 уничтоженный в результате бомбового удара. Покрышкин видимо просто за давностью времени упустил детали и в его памяти гибель Овчинникова вечером 22 июня и его утренний кульбит совместился в один эпизод.

Необходимо отметить, что в оперативных сводках отмечены именно сгоревшие и полностью уничтоженные самолеты, а также скапотировавший и видимо изрядно при этом разбитый МиГ-3 Овчинникова. Поврежденные самолеты в сводки не вошли, поэтому немецкие заявки на 20 уничтоженных самолетов имеют право на существование, особенно если принимать во внимание весьма значительное количество самолетов 55 ИАП списанных впоследствии в результате боевых повреждений и брошенных на аэродроме в Бельцах(но об этом расскажем ниже).
Эпизод с якобы сбитым звеном Миронова Hs 126 не подтверждается документами 20 САД. Вероятно, советские пилоты атаковали и возможно даже повредили немецкий разведчик, но не заявляли что сбили его. Но впоследствии в разговорах этот эпизод трансформировался в «сбитый Хеншель»… В принципе возможно звено Миронова действительно повредило немецкий разведчик, 22 июня, как раз примерно в том районе (у немцев отмечено р-н Скулени, севернее Яссы, см. карту), получил боевые повреждения Hs 126 №3401 из 5(H)/13 (поддерживала 30 АК 11 Армии), ранение получил Fw. Arndt H. К сожалению времени потери в немецких документах не отмечено, поэтому это только предположение.
Заявленный немцами в воздушном бою «Рата» не подтверждается советскими документами, видимо за него был принят перевернувшийся на взлете в результате взрыва авиабомбы самолет Овчинникова. Характерно, что в публикациях по «истории JG77» и «истории немецкой истребительной авиации», немецкий исследователь И.Прин не отмечает ни фамилию заявившего победу пилота, ни даже подразделение II/JG77 уничтожившее советский самолет.
Отметим, что советская группа не смогла не только отразить налет, но и нанести противнику хоть какой то урон. Правда при этом следует учитывать количество участвующих в налете немецких самолетов, фактически у немцев было двойное превосходство в истребителях, кроме того все советские пилоты были молодыми и не имели боевого опыта. По итогам налета и проведенного воздушного боя 1-я эскадрилья запросила помощи у штаба полка, каким образом донесение было доставлено в Маяки неизвестно, но на выручку немедленно была отправлена девятка МиГ-3 2-й эскадрильи.

Самолеты Bf 109E из II/JG 77 часть машин группы была оборудована пилоном для бомб SD-2, самого эффективного оружия для борьбы с самолетами на аэродромах:

Последний раз редактировалось МишаТ; 16.04.2014 в 13:57.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2014, 13:00   #4
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Дальнейшие события описывает герой советского союза В.П.Карпович, в тот момент пилот 2-й АЭ, он был с числе девяти пилотов МиГ-3 прилетевших на выручку 1-й эскадрилье в Бельцы:
«При подлете к аэродрому, расположенному с восточной стороны Сингурены, взору представилась необычайная картина последствий первых бомбовых ударов врага с воздуха. В местах пожаров еще всплескивали языки пламени и черного дыма, догорали сгоревшие каптерки с боеприпасами и техимуществом полка, взорванные цистерны с горючим, хранившиеся в земле и сейчас выделяющиеся черными углублениями, по всему летному полю темнели глубокие воронки от взорвавшихся бомб. В стороне стояли накренившиеся две поврежденные «чайки», а на северной окраине, величественно раскинув огромные крылья и несколько накренившись в одну сторону, в одиночестве стоял флагман-великан, четырехмоторный бомбардировщик ТБ-3. В новом доме, построенном ровно полгода назад, где размещалась столовая, был снесен угол и зиял огромный проем.
На западной окраине аэродрома, поближе к деревне Сингурены, стояли рассредоточенные дежурные «миги» 1-й эскадрильи, а возле них толпился летно-технический состав.
Выбрав узкую полоску, уцелевшую от бомбежки и пригодную для посадки самолетов, комэск Федор Барышников первый пошел на посадку, за ним из круга цепочкой потянулись остальные «миги» 2-й эскадрильи. В самое короткое время почти все самолеты благополучно произвели посадку.
Захожу на посадку и приземляюсь среди воронок. Впереди виден механик, встречающий самолеты и указывающий направление для заруливания на стоянку.
С восточной стороны аэродрома, со стороны города, где тянулся земляной вал, заготовленный для укладки бетонной полосы, было определено место рассредоточения самолетов второй эскадрильи. Но как такового рассредоточения не получилось — кроме того, что место для стоянки ограничивалось земляным валом, сработала привычка мирного времени, и «миги» были поставлены почти вплотную, самолет к самолету, о чем впоследствии пришлось сильно пожалеть.
Было около семи часов утра. Только я подрулил к месту стоянки у земляного вала, выключил мотор, освободился от парашюта, как мне закричали и замахали находящиеся поблизости летчики и авиамеханики... Не успел выскочить из кабины самолета, как на бреющем полете со стороны города прошла группа вражеских штурмовиков, которые подвергли аэродром очередному нападению. Послышался нарастающий звенящий гул, и в доли секунды на стоянки обрушился шквал пулеметно-пушечного огня, раздался глухой стук и треск снарядов и пуль. Теперь-то мы и пожалели, что так близко друг от друга расставили самолеты, «мессы» одной очередью поражали сразу несколько истребителей.
Особую цель для «мессов» представлял бомбардировщик ТБ-3, на него обрушилась вся сила удара, на него заходили, пикировали и вели огонь как на полигоне. Немецкие летчики действовали безнаказанно — у нас для обороны аэродрома не было даже ни одного зенитного пулемета, не говоря об орудиях. Но «флагман» не дрогнул, весь избитый и покалеченный, превратившись в решето, стоял гордо и величаво как ни в чем не бывало.
«Мессершмитты», проштурмовав аэродром, скрылись за селением Сингурены.

Тот самый «флагман» ТБ-3 из 55 ИАП, самолет использовался как транспортный, но к 22 июня был неисправен:



Наш техперсонал с аэродрома Семеновка еще не прибыл, и обслуживание «мигов» 2-й эскадрильи было поручено выделенным механикам дежурной эскадрильи капитана Атрашкевича. Бензозаправщики длительное время не подходили, аэродромный запас бензина был сожжен, наши самолеты стояли незаправленными. Комэск Федор Барышников, проявляя нервозность и беспокойство, непрерывно посылал гонцов за бензином, а бензозаправщиков все не было. Летчики находились у самолетов, и это было неприятное время — в случае необходимости мы не смогли бы подняться в воздух. Наконец, подошел бензовоз, однако на все самолеты бензина не хватило, и вновь потянулись тяжелые минуты ожидания...
Налет вражеских истребителей не причинил существенного ущерба, основной удар приняли на себя ранее поврежденные «чайки» и ТБ-3. Были пулеметные пробоины и мелкие повреждения в отдельных боевых самолетах, стоящих на земле вплотную. Мое же невезение продолжилось. После проблем с выпуском шасси теперь, при налете противника, снова больше всех пострадал мой самолет.
Стоящие рядом «миги» Матвея Хмельницкого и Николая Котельникова тоже получили пулевые пробоины и требовали вмешательства ремонтников. Инженер эскадрильи Глеб Копылов, лично осмотрев самолеты, привлек лучших механиков для устранения неисправностей, особое внимание было уделено моему «мигу». Это была расплата за нашу беспечность и непредусмотрительность».

Благодаря воспоминаниям Карповича мы получаем описание повторного утреннего налета на аэродром Бельцы, который, как и отмечено в документах произошел около 7:00. В результате прибывшие на помощь не только не помогли, но и сами попали под бомбежку и понесли потери, которые кстати также не зафиксированы в оперативных сводках.

Подведем промежуточные итоги, несомненно первый раунд борьбы остался за немецкими пилотами, им без потерь удалось нанести серьезный урон инфраструктуре аэродрома Бельцы, уничтожить склад ГСМ (сгорело 90 тонн горючего - 200 заправок для МиГ-3) и уничтожить и повредить по разным оценкам от 3 до 20 самолетов 55 ИАП. Тем не менее ни один советский пилот не был убит, на аэродроме оставалось значительное количество исправных самолетов, кроме того штаб полка наращивал силы. Уже к 7:00 в Бельцы была переброшена 2-я эскадрилья полка, кроме того видимо примерно в тоже время или немного раньше на аэродром перелетело звено В.А.Фигичева с аэродрома подскока Пырлицы и прибыл командир эскадрильи капитан Атрашкевич. Таким образом, на аэродроме теперь было около 20 боеспособных экипажей 55 ИАП и собственно борьба за господство в воздухе над Бельцами была еще впереди.
Правда определенные трудности создавали ограниченные размеры летного поля и отсутствие необходимого количества ГСМ, кроме того советские ВВС не атаковали Люфтваффе и продолжали занимать пассивную позицию, давая возможность противнику спокойно подготовиться к повторным ударам по советским авиабазам.

Последний раз редактировалось МишаТ; 11.04.2014 в 13:20.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2014, 16:37   #5
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,543
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Насчет подбитого хеншеля... Там активно действовали румынские ВВС, и они понесли большие потери, если мне не изменяет память, 22 июня.
Румынская авиация потеряла 7 бомбардировщиков и 1 разведчик, а именно: Bristol Blenheim Mk. 1 (No. 36) из 1-ой разведывательной эскадрильи, S.M.-79 (No. 1 и No. 17), PZL-37 Loos (No. 206 и No. 214), Potez 63 (No.1) (экипаж выжил) и No. 19 (экипаж взят в плен) и IAR-37 (No. 22). не уверен в полноте этих данных.
Вполне могли и их разведчики пострадать, их легко спутать с Хеншелем.
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2014, 18:47   #6
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от andrey65 Посмотреть сообщение
Насчет подбитого хеншеля... Там активно действовали румынские ВВС, и они понесли большие потери, если мне не изменяет память, 22 июня.
Румынская авиация потеряла 7 бомбардировщиков и 1 разведчик, а именно: Bristol Blenheim Mk. 1 (No. 36) из 1-ой разведывательной эскадрильи, S.M.-79 (No. 1 и No. 17), PZL-37 Loos (No. 206 и No. 214), Potez 63 (No.1) (экипаж выжил) и No. 19 (экипаж взят в плен) и IAR-37 (No. 22). не уверен в полноте этих данных.
Вполне могли и их разведчики пострадать, их легко спутать с Хеншелем.
Румынская авиация потеряла 22 июня гораздо больше самолетов, но самолеты GAL работали южнее, разграничительная линия между немцами и румынами проходила по Кишиневу. Кстате все указанные Вами машины (кроме IAR-37) были сбиты 67 ИАП в р-не Болград - Болгарийка, причем это далеко не весь перечень сбитых 22 июня 67 ИАП румынских самолетов пилотами полка, которые устроили мамалыжникам кровавую баню - но это следующая история!

В районе Бельцов кроме немцев действовали только ближние разведчики 20 разведэскадрильи, и один из полетов также подходит - по румынским данным один IAR-39 (пилот М.Базак) получил повреждения от атаки советского истребителя.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2014, 18:59   #7
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,543
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от МишаТ Посмотреть сообщение
Румынская авиация потеряла 22 июня гораздо больше самолетов, ...
Именно это я и имел в виду.
А про продолжение - это очень интересно и радует. Вообще 67 ИАП - в начале войны, по-моему, лучший.
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2014, 21:11   #8
Gromm
Местный
 
Аватар для Gromm
 
Регистрация: 07.07.2011
Адрес: Нижегородская обл.
Сообщений: 327
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от andrey65 Посмотреть сообщение
Именно это я и имел в виду.
А про продолжение - это очень интересно и радует. Вообще 67 ИАП - в начале войны, по-моему, лучший.
А три сбитых самолета 22го июня над Кишинёвом к-ном Кармановым А.Г. из 4-го иап это всё же преувеличение?

Последний раз редактировалось Gromm; 11.04.2014 в 21:25.
Gromm вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.04.2014, 21:20   #9
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Gromm Посмотреть сообщение
А три сбитых самолета 22го июля над Кишинёвом к-ном Кафтановым из 4-го иап это всё же преувеличение?
Этот эпизод, был 23 июня и фамилия капитана Карманов.

Последний раз редактировалось МишаТ; 11.04.2014 в 21:30.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.04.2014, 21:06   #10
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Боевых приказов 20 САД в фонде дивизии нет, поэтому приходится восстанавливать ход событий по документам вышестоящих инстанций и косвенным источникам.
Начнем с печально знаменитой Директивы №1 – в довольно адекватном в целом тексте которой была заложена бомба замедленного действия в виде пункта 2 который гласил: «…2. Задача наших войск - не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения…»
«Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдОВО.
1. В течении 22 -23 июня 1941 года возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.
2. Задача наших войск - не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.
Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.
Приказываю:
а) в течении ночи на 22 июня 1941 года скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе;
б) перед рассветом 22 июня 1941 года рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;
в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточено и замаскировано;
г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;
д) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.
Тимошенко, Жуков.
21 июня 1941 года.»

В головы многих командующих и командиров разных рангов накрепко въелась фраза: «не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения».
Это несомненно относится и к командующему ВВС ОдВО Мичугину и командиру 20 САД Осипенко.
Вот, к примеру, как Речкалов передает реакцию комэска 1 Атрашкевича на претензии со стороны начальника штаба полка к утренним неудачам: «Я вытащил из планшета пакет. Атрашкевич, прочитав, недовольно передернул плечами: — Передай Матвееву, что из дивизии никакой задачи на подъем дежурных истребителей не ставилось, было приказано только рассредоточиться и ждать распоряжений».

После первой серии налетов Люфтваффе и Румынских ВВС на аэродромам ОдВО, которые явно не походили на провокацию, казалось необходимо было немедленно ответить, но вмешалась Москва.
Директива №2 от 7.15, но реально дошла Директива №2 до штаба ОдВО только к 10:00.
«22 июня 1941 г. 04 часа утра немецкая авиация без всякого повода совершила налеты на наши аэродромы и города вдоль западной границы и подвергла их бомбардировке. Одновременно в разных местах германские войска открыли артиллерийский огонь и перешли нашу границу.
В связи с неслыханным по наглости нападением со стороны Германии на Советский Союз ПРИКАЗЫВАЮ:
1. Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу.
2. Разведывательной и боевой авиацией установить места сосредоточения авиации противника и группировку его наземных войск. Мощными ударами бомбардировочной и штурмовой авиации уничтожить авиацию на аэродромах противника и разбомбить основные группировки его наземных войск. Удары наносить в глубину германской территории до 100-150 км.
Разбомбить Кенигсберг и Мемель. На территорию Финляндии и Румынии до особых указаний налетов не делать».

Таким образом, согласно и этого документа соединения и части ВВС ОдВО продолжали оставаться в пассивном состоянии и могли только отражать атаки противника на своей территории. Кроме того у 1 и 2 АЭ 55 ИАП кроме того были проблемы с горючим, которое сгорело в ходе первого налета. Вспоминает В.П.Карпович: «Бензозаправщики длительное время не подходили, аэродромный запас бензина был сожжен, наши самолеты стояли незаправленными. Комэск Федор Барышников, проявляя нервозность и беспокойство, непрерывно посылал гонцов за бензином, а бензозаправщиков все не было. Летчики находились у самолетов, и это было неприятное время — в случае необходимости мы не смогли бы подняться в воздух. Наконец, подошел бензовоз, однако на все самолеты бензина не хватило, и вновь потянулись тяжелые минуты ожидания...» - Несмотря на предпринятые усилия, судя по всему заправить все самолеты вплоть до 13:30 не удалось.

Тем временем, видимо после трансляции в полдень речи Молотова по радио, командующий ВВС ОдВО все таки решил действовать и около 12:00 поставил задачу на разведку сопредельной территории, в том числе аэродромов. Сейчас сложно сказать делал это генерал Мичугин по собственной инициативе или по задаче сверху, но наверняка с разрешения Москвы. Известно, что частям 21 САД была поставлена задача разведать и быть готовым к атаке аэродромов Текучи и Браилов. Учитывая, что Покрышкин (по его воспоминаниям), летал на разведку аэродромов Яссы и Роман, логично предположить что 20 САД так же была поставлена задача атаковать самолеты противника на этих аэродромах. Да и согласно Оперативной сводке №1 штаба 20 САД 4 ИАП вел разведку в р-ах: Батошань, Яссы, Пашкни, Бакэу. 55 ИАП соответственно: Яссы, Батошань, Бакэу (возможно Покрышкин перепутал Бакэу с Романом, хотя возможно он проводил разведку над обоими этими аэродромами).
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.04.2014, 21:06   #11
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Но время было упущено! Пока советские командиры ждали возвращение своих разведчиков, противник нанес новую серию бомбоштурмовых ударов по аэродромам ВВС ОдВО, и в этот раз одной из основных целей был а-м Бельцы.
Как не парадоксально это покажется, несмотря на утренние вылеты и выступление в 12:00 по радио В. Молотова и этот налет оказался внезапным! Однако на этот раз это произошло вследствие грамотных тактических действий пилотов II/JG77. Немецкие истребители (судя по всему из штаба эскадры и штаба II и 4/JG77) взлетев в 13:07 (12:07 по Берлинскому времени), видимо подошли к аэродрому на предельно малой высоте и в 13:30 (по Московскому времени) и атаковали стоянки самолетов бомбами SD-2, а потом начали штурмовать аэродром пулеметно-пушечным огнем! Судя по всему атака была внезапной не только для постов ВНОС, но и вообще для всех кто находился на аэродроме. Собственно самолеты атакующей группы никто толком и рассмотреть то похоже, не успел, что впоследствии видимо и трансформировалось в утверждение, что аэродром атаковала 9 бомбардировщиков под прикрытием 7 истребителей, хотя ни один бомбардировщик над Бельцами в середине дня не появлялся.
Взлетать пилотам 55 ИАП вновь пришлось под пулями и снарядами, причем в результате работ по устройству бетонных полос и последствий утренней бомбардировки взлетать было возможно только по ограниченной полоске взлетного поля. В этом бою, точнее в его заключительной фазе, лично участвовал В.П.Карпович который вспоминает подробности взлета: «На взлет пошли все исправные «миги» 1-й и 2-й эскадрилий во главе с капитаном Атрашкевичем и старшим политруком Барышниковым. Однако даже сейчас воздушный противник превосходил наши силы почти в четыре раза. Гитлеровцы имели преимущество и в тактическом отношении — у них была высота, скорость, свободный маневр.
Наши самолеты, взлетая с ограниченной полосы, оказались в самом невыгодном положении. После взлета сразу переходили в набор высоты, имея минимальную скорость полета, на пределе держась в воздухе и лишаясь всякого маневра. Вступали в бой разобщенно, едва достигнув высоты встречи с противником, одиночными самолетами, в лучшем случае — парами, в отсутствие взаимодействия и поддержки. Об управлении боем не могло быть и речи, каждый летчик действовал по своему усмотрению, на свой страх и риск».

Командир 1-й эскадрильи 55 ИАП Федор Васильевич Атрашкевич.

Тем не менее, надо отдать должное пилотам 55 ИАП, несколько человек, в наградных документах и воспоминаниях называют «звено», хотя это были просто случайно оказавшиеся в таком составе взлетевшие первыми пилоты к-н Атрашкевич, мл.л-ты Фигичев, Семенов, Комлев, Макаров и Суров, да и весьма вероятно что группа собралась не сразу. Причем ни документы, ни воспоминания не позволяют уточнить кто взлетел первым, кто вторым, а кто последним. Логично предположить что первым взлетало звено Фигичева (Фигичев, Семенов, Комлев) они не участвовали в утреннем бою и вполне могли иметь заправленные самолеты. То же самое касается комэска Атрашкевича (он фигурирует во всех документах и воспоминаниях как непосредственный руководитель боя и тоже отсутствовал утром), остальные видимо взлетали по готовности и точный состав группы определить практически невозможно(немцы тоже отметили что им противостояли 6 «Rata»). Тем не менее, действуя в таких невыгодных условиях «сталинские соколы» смогли не только взлететь, и в течение 20 (!) минут выдержать бой против 9-12 Bf 109E, но и сбить немецкий самолет! Офицер штаба JG77 лейтенант Хюберт Эбелинг покинул самолет на парашюте, его Bf 109E-7 №1092 упал непосредственно вблизи аэродрома, а сам он попал в плен. Однако радоваться было рано немцы, как уже было упомянуто, действовала тактически грамотно, примерно к 13:50 к Бельцам подошел второй эшелон в составе 5 и 6/JG77. Подобная тактика безотказно действовала от Прибалтики до Молдавии, однако, не в этот раз.
С ходу вступив в воздушный бой, свежие немецкие пилоты на какое то время смогли переломить ситуацию в свою пользу, на землю упали два МиГ-3, а самолеты ударной группы, у которых заканчивалось горючее, смогли выйти из боя. Но к этому времени в воздухе находилось уже все самолеты 1 и 2 эскадрилий 55 ИАП, и численный перевес уже работал против пилотов Люфтваффе. Несмотря на то, что на их стороне была организация, так как немцы подошли к аэродрому компактной группой, а советские пилоты взлетали поодиночке, в итоге немцам пришлось ретироваться, поле боя осталось за советскими пилотами, которые преследовали противника до границы.

Командир звена 1 АЭ мл.л-т Валентин Алексеевич Фигичев

Интересно что многие участники боя, особенно те которые взлетали в конце, не представляли его ход и даже не поняли с кем они сражались. К примеру В.Карпович считал что он ведя бой против «мессершмиттов» прикрывал других пилотов которые атаковали бомбардировщики и преследовали их до границы. Что в общем то не удивительно, учитывая что для большинства участников это был первый воздушный бой.

Несмотря на подобные казусы в целом это была несомненная победа, противнику не удалось нанести аэродрому серьезного урона, был сбит один самолет из ударной группы и в конце концов встретив упорное сопротивление немцам пришлось покинуть поле боя. Однако необходимо признать, что основную роль в срыве практически идеального немецкого плана сыграли не какие-то тактические приемы, а личное мужество и профессиональное мастерство тех самых 4-6 пилотов 1-й эскадрильи во главе с капитаном Атрашкевичем и мл.лейтенантом Фигичевым которые связали боем немецкую ударную группу и позволили дозаправиться и взлететь самолетам 2-й эскадрильи.

Пилот 1 АЭ 55 ИАП мл.лейтенант Степан Кириллович Комлев

Причем делали они это реально ценой собственной жизни. Два самолета из шести первых взлетевших самолета были потеряны в воздушном бою, мл.л-т Семенов получил ранение, а мл.л-т Суров погиб. Эти потери не вошли в оперативные сводки видимо по причине того что сами участники событий не сочли эти потери боевыми.
Вот как описывает Политдонесения о боевых действий частей 20 САД за период с 22 по 25.06.41г., ранение Семенова и потерю его самолета: «Личный состав 1АЭ, 55 ИАП под командованием капитана Атрашкевича героически дрались с воздушным противником в течении 20 минут, который по своему количеству превосходил в несколько раз. В этом бою мл. лейтенант Семенов вел бой с 4-я самолетами противника, но из-за отказа матчасти вынужден был произвести посадку на болото. Тов. Семенов получил ранение. После воздушного бея заявил " Я получил ранение, но им я за все отомщу и буду драться до победы».


Пилот 1 АЭ 55 ИАП мл.лейтенант Александр Матвеевич Суров
А, Суров судя по рассказу очевидцев, заходил на посадку, видимо у него кончилось горючее и уклоняясь от «мессершмиттов» зацепив строение, МиГ-3 врезался в землю…
Вот как написал об этом Покрышкин, со слов Атрашкевича: «У него на самолете кончалось горючее. И все же он сбил Ю-88. Но тут остановился мотор. На планировании он был атакован парой Ме-109 и подожжен».
В книги Ю.Жукова «Один МиГ из тысячи» есть уточнение: «Рано выпустив шасси Суров упрямо тянул к аэродрому. В это время откуда то выскочили два «мессершмитта» (Это видимо подошел второй эшелон немецкой группы) . Увидев их Суров стал уходить со снижением и врезался в дом…»

Последний раз редактировалось МишаТ; 13.04.2014 в 03:32.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.04.2014, 03:32   #12
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Ну а в заключении «второй части» разберем заявки на победы сторон.
Интересно, что несмотря на два упавших МиГ-3 немцы заявили только одну победу. В 12:55 ZKP-19 заявил командир 6-го штаффеля JG77 оберлейтенант Вальтер Хокнер (Oblt. Walter Hockner)., видимо его атака стала фатальной для Александра Сурова.

По поводу авторства победы над немецким самолетом вопросов гораздо больше. Полковые документы 55 ИАП очень скудные, поэтому черпать информацию приходится из фонда 20 САД, а там в этом отношении полный хаос. Так в «Сведениях о количестве сбитых самолетов противника» частей 20 САД есть сведения только у сбитых 22 июня двух «бомбардировщиках» в р-не Унгены, ст.лейтенантом Ивачевым и мл.лейтенантом Макаровым. А в «журнале учета побед и потерь» частей 20 САД в потерях значатся 3 самолета неустановленного типа, на которые претендуют 6 человек: Ивачев, Макаров, Орлов, Шиян, Суров и Семенов. Учитывая то что пилота с фамилией Орлов в 55 ИАП не было, видимо тут закралась ошибка – человек заполнявший журнал случайно добавил в графу 55 ИАП фамилию командира 4 ИАП Орлова, который действительно сбил 22 июня румынский разведчик Бленим над Кишиневом. Таким образом, в списке остаются фигурирующие в обоих документах Ивачев и Макаров, и упомянутые только в одном Шиян, Суров и Семенов. Но так как никаких подробностей в документах не отмечено понять в каких сочетаниях пилоты заявляли победы над противником можно только умозрительно. Если придерживаться версии о том, что Ивачев и Макаров заявили по одному лично сбитому бомбардировщику, то получается что еще один самолет «неустановленного типа» уничтожила тройка Шиян, Суров и Семенов.
В принципе и Семенов и Суров, участвовали в бою 13:30 – 14:00, Шиян так же являлся пилотом 1-й эскадрильи, поэтому вполне возможно, что он, взлетев несколько позднее, присоединился к Семенову и Сурову и они уже втроем сбили «мессершмитт» Эбелинга.
Интересно, что в своих воспоминаниях участник этого боя Карпович пишет что немецкий истребитель сбил именно Суров.
В более поздних документах количество сбитых Ме-109 удвоилось. Так в наградном В.А.Фигичева сказано, что его звено сбило в этом бою два Ме-109, из которых один личная победа Валентина Алексеевича. Причем в последующем наградном уже и обозначалось время победы – 6:00.

Пилот 1 АЭ 55 ИАП мл.лейтенант Григорий Тимофеевич Шиян

А.И.Покрышкин во всех своих воспоминаниях относит эту победу на счет капитана Атрашкевича.
Таким образом, несмотря на все нюансы однозначно можно констатировать что самолет Эбелинга сбили пилоты 1-й эскадрильи, судя по документам это были Суров, Семенов и Шиян. Ну а по ряду воспоминаний и наградным Атрашкевич или Фигичев.
В любом случае первая победа пилотов 55 ИАП видимо была групповая, и в качестве ее авторов выступают по документам Суров, Семенов и Шиян, по наградному и воспоминаниям добавляются Атрашкевич или Фигичев.

Продолжение следует...

Последний раз редактировалось МишаТ; 13.04.2014 в 09:41.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.04.2014, 12:20   #13
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,543
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Как всегда - интересно!
мелкое замечание - про написание названия английского бомбардировщика. Недавно где-то опять обсуждалось, и опять сошлись на том, что правильнее все-таки писать Бленхейм.
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.04.2014, 13:27   #14
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от andrey65 Посмотреть сообщение
Как всегда - интересно!
мелкое замечание - про написание названия английского бомбардировщика. Недавно где-то опять обсуждалось, и опять сошлись на том, что правильнее все-таки писать Бленхейм.
ОК, понял учту! Тем более в политдонесении 20 САД тоже обзывают "Бленхейм 38"

Последний раз редактировалось МишаТ; 13.04.2014 в 20:40.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 15.04.2014, 02:55   #15
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

События второй половины дня не менее захватывающие, но о них осталось гораздо меньше воспоминаний. После завершения боя и посадке самолетов 1 и 2 АЭ 55 ИАП в Бельцах около 14:10 – 14:20, примерно на 5 часов в документах, вплоть до 19:00 - 20:00 часов, пропадает информация о происходивших событиях.
Основной вопрос, который напрашивается: почему даже после второй сери налетов на Бельцы и другие аэродромы и прочие цели, не был нанесен ответный удар, тем более что как минимум несколько экипажей выполнили вылеты на разведку аэродромов Яссы, Бакэу (Роман), Батошаны и т.д.
Причем личный состав выражал недоумение по этому поводу уже тогда. Так в своих воспоминаниях А.И.Покрышкин описывает свои претензии по этому поводу:
«Звено взяло курс на запад, пересекло реку Серет и зашло на Романы с запада. Аэродром нашли быстро — на зеленом фоне летного поля хорошо были видны самолеты. Скопление большое, как на авиационной выставке. Более двух сотен самолетов разных типов. Некоторые заправлялись горючим. Надо было зрительно запомнить места стоянок и количество бомбардировщиков, истребителей, разведчиков. А кружиться над аэродромом нельзя. Вокруг нас хлопья разрывов, светящиеся трассы малокалиберных зениток. Надо немедленно уходить, а то некому будет докладывать результаты разведки. Снова перешли на бреющий полет.
После посадки быстро начертили план аэродрома, расположение стоянок самолетов и зенитных средств. Меня, как говорится, бог не обидел зрительной памятью, но и ведомые дополнили данные. Иванов поблагодарил за отличную разведку.
— Товарищ командир, надо по этой выставке немедленно ударить всем полком. Это оттуда они вылетали на бомбежку нашего аэродрома в Бельцы! Надо их сжечь, пока самолеты на земле, — предложил я Виктору Петровичу.
— Не горячись! Такое решение без согласия дивизии мы принять не можем. За самовольство намылят нам шею. Выезжайте на стоянку и ждите распоряжений.
Солнце уже склонялось к горизонту, а команды для вылета на Романы не поступало. Дьяченко не переставал возмущаться:
— Ну зачем мы, как ошалелые, носились среди зенитного огня. Какой толк от того, что нанесли на карту аэродром с самолетами...»
Однако судя по последовавшим событиям, 20 САД полностью переключили на поддержку наземных войск. Распоряжение или приказы командующего ОдВО (9 Армии) на этот счет у меня пока отсутствуют, но сам ход событий и места нанесения ударов советскими самолетами говорит за эту версию.
В районе Липканы через Прут пытались переправиться Румынские части, в р-не Стефанешты части немецкого 11 Армейского корпуса, в р-не Скулени 30 немецкого армейского корпуса и в р-не Унгены части 54 армейского корпуса.
В 18:10 переправу у Липкан бомбили 8 Су-2 211 БАП, под прикрытием МиГ-3 из 55 ИАП, а южнее СБ и Пе-2 из 5 СБАП в 19:30 – 20:00 нанесли бомбовые удары по мосту через Прут у Галаца и скоплению румынских войск в р-не Брэила. Если судить по воспоминаниям участников из 55 ИАП, а несколько вылетов было выполнено на штурмовку войск противника двигавшихся по дороге Батошаны – Стефанешты, вспоминает Г.Речкалов, в то время пилот 3 АЭ: «Первый вылет был на дорогу с Ботошан на Стефанешты». Ну и с большой долей вероятности можно предположить и то что самолеты 1 и 2 АЭ 55 ИАП штурмовали немецкие части в районе переправ через Прут у Скулени и Унгены.
К примеру В.Карпович участвовал в одном из таких штурмовых вылетов в составе девятки МиГ-3 2-й эскадрильи:
«На этот раз предстояло пройти «крещение» штурмовкой вражеской автоколонны в том же районе, где мы только что вели воздушную разведку. На задание ушла вся наша девятка «мигов» во главе с Барышниковым.
Эскадрилье удалось подойти скрытно и атаковать колонну транспорта противника внезапно. Сделав по два-три захода и израсходовав боекомплект, летчики вышли из боя. Однако на втором заходе вражеская зенитка открыла огонь, на ее подавление не оставалось ни времени, ни боеприпасов. Имелись пробоины в некоторых самолетах, оказался поврежденным и мой «миг», получивший пулевые попадания в мотор и хвостовое оперение. Для первого раза результаты штурмового удара были вполне удовлетворительные, пулеметным огнем было сожжено, повреждено и выведено из строя несколько автомашин с живой силой и боеприпасами».
Этот вылет был произведен с аэродрома Бельцы, в книге «Один МиГ из тысячи» так же есть упоминание что на штурмовки вылетал и личный состав 1 АЭ под командованием капитана Атрашкевича, причем на И-153.
Всего в Журнале учета боевой работы частей 20 САД отмечено, что для атак по пехоте противника было выполнено 42 боевых вылета, сброшено 650 кг бомб. Все вылеты выполнены примерно с 14:30 до 20:00, к сожалению точных данных какая эскадрилья сколько выполнила штурмовок нет, но наверняка больше этим занимались пилоты 3 и 4 АЭ, не участвовавшие в боях над Бельцами.

Пока ВВС 9 Армии упорно игнорировали аэродромы противника в Романе, Бакэу и Цилистре, в спокойной обстановке, пилоты Люфтваффе отдохнули, а технический персонал подготовил самолеты к очередной серии налетов. Немцы упорно продолжали борьбу за господство в воздухе…
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.04.2014, 12:34   #16
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Около 20:10 17 «Хейкелей» вновь отбомбились по аэродрому Сингурены и городу Бельцы. Подробностей этого налета и воздушного боя меньше всего. Неизвестно ни в каком составе действовали немецкие самолеты: одной или двумя или тремя группами. Ни как действовали истребители прикрытия, были они разделены на эшелоны или атаковали одной формацией. Однако некоторые соображения можно подчерпнуть из заявок на победы пилотов из III/JG77, которые или сопровождали бомбардировщики, или что вероятнее действовали (возможно частью сил), как группа блокирования. Видимо поэтому первая победа немецкому пилоту была засчитана в 19:50.

Hе 111 из KG27 в воздухе:


В воспоминаниях А.И.Покрышкин приводит рассказ комэска Атрашкевича о последнем налете и воздушном бое: «Для самолетов посливали горючее где только было. Прилетели "юнкерсы" третий раз. Задача у них была простая: положить бомбы поперек взлетного поля, чтобы окончательно вывести его из строя. Мы вступили в драку с "мессерами", бились и поглядывали, сколько осталось горючего. Хватило бы добраться до Маяков...»
Интересно, что именно по результатам этого боя в оперативных сводках появляются сведения о сбитом бомбардировщике противника:
«20.10 20 бомбардировщиков бомбили аэродром БЕЛЬЦЫ. По предварительным данным сбит 1 бомбардировщик противника. Потерян один наш истребитель».
Видимо именно по результатам этого боя была зачислена победа над немецким бомбардировщиком мл.л-ту Макарову, хотя в реальности ни один немецкий бомбардировщик даже не был поврежден.
Возможно в этом же бою был заявлена победа над немецким бомбардировщиком и ст.лейтенантом К.Ф.Ивачевым (заместитель командира 2 АЭ), однако у этой версии есть и слабые места. Так согласно воспоминаниям Карповича самолеты второй эскадрильи не участвовали в этом воздушном бою, их не успели заправить после вылета на штурмовку, да и в наградном у Ивачева указано другое время победы - 8:30.
В свою очередь немецкие истребители также «не поскупились» на победы, с 19:50 до 20:15 пилоты 8 и 9/JG77 заявили целых 8 сбитых советских истребителей, при реальной потере лишь одного советского самолета. К сожалению, погиб один из утренних героев лейтенант Овчинников, вновь слово А.И.Покрышкину:
«— Как погиб Овчинников? — спросил я у Атрашкевича.
— Прямо у нас на глазах, его самолет упал на аэродром.
— Подожгли?
— Да, подстерегли его на плавных виражах. Начал крутить заученную карусель, а к нему пристроились два "мессера" и расстреляли».
Тем не менее, бой сложился тяжело для пилотов 55 ИАП, судя по всему, немцам удалось рассеять советскую группу, если таковая смогла собраться и в Маяки самолеты возвращались разрозненно, в основном поодиночке: «Они шли с запада растянутыми тройками и в одиночку. В таком беспорядке истребители могли возвращаться только после тяжелого боя.
— Наши!
— С Бельцев.
Первый приземлился с ходу. Я увидел, как сразу же, прижав к бедру планшет, побежал к нему молчавший весь вечер Довбня.
Они шли от своих машин к КП тоже группками и по одному. Их быстро окружали однополчане, шагали с ними рядом, коротко расспрашивали и внимательно слушали. Но прилетевшие из пекла не были многословными. Обмундирование в пятнах масла и копоти. Кое-кто перевязан, голоса охрипшие, взгляды суровые. А вот еще кто-то летит. Совсем низко. Нет, это не бреющий полет. Это посадка без горючего. Винт мотора уже остановился. Звуки резкого грохота донеслись к нам. Тотчас же туда помчалась санитарная машина».
Севший «на живот» самолет пилотировал мл.лейтенант А.И.Овсянкин, судя по воспоминаниям он получил легкое ранение и на подходе к Маякам у его самолета закончилось горючее. Кроме того еще один герой утреннего боя мл.лейтенент Миронов, при вынужденной посадке в поле разбил самолет и через два дня умер от получил тяжелых увечий. Вполне возможно, что самолеты Миронова и Овсянкина были подбиты в бою с «мессершмитами».

Как уже упоминалось про вечерний воздушный бой и бомбардировку аэродрома Бельцы очень мало подробностей, тем не менее, очевидно, что как и утренние и дневные налеты вечерняя атака была такой же внезапной и привела к потерям. Ну и судя по описаниям, вечерний воздушный бой был проигран советскими пилотами, что и не удивительно учитывая многочасовое напряжение, в котором находились советские пилоты, которые практически не имели возможности отдохнуть. В отличие от советских летчиков немецкие пилоты, имели возможность спокойно отдохнуть между вылетами, их аэродромы Роман и Бакэу никто не беспокоил. В пользу советских пилотов отметим тот факт, что в воздушном бою были понесены минимальные потери, один МиГ-3 с пилотом. И это при том, что у немцев было тактическое и численное превосходство, ну а заявленные пилотами Люфтваффе 8 побед не соответствуют действительности.
22.06.1941 Ofw.G.Bergmann 9/JG 77 ZKB-19 18.50
22.06.1941 Oblt.K.Ubben 8/JG 77 I-16 18.58
22.06.1941 Ofw.R.Schmetzer 8/JG 77 I-16 19.01
22.06.1941 Ofw.H.Kaiser 8/JG 77 ZKB-19 19.02
22.06.1941 Fw.H.Hackler 8/JG 77 I-16 19.03
22.06.1941 Fw.R.Helmer 9/JG 77 ZKB-19 19.05
22.06.1941 Fw.A.Stumpf 9/JG 77 ZKB-19 19.10
22.06.1941 Fw.E.Riehl 9/JG 77 ZKB-19 19.15

III/JG77 была одной из двух групп истребительной авиации, на вооружение которой уже поступили новейшие Bf 109F-4, наряду с которыми еще использовались Bf 109Е-7:

Последний раз редактировалось МишаТ; 16.04.2014 в 13:26.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.04.2014, 17:55   #17
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,543
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Очень интересно!
А про другие полки когда будет?
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 16.04.2014, 19:23   #18
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от andrey65 Посмотреть сообщение
Очень интересно!
А про другие полки когда будет?
Я про разгром 149, 247 и 166 ИАП 64 ИАД уже выкладывал, только не помню где - надо тут продублировать.
Про 67 ИАП сейчас еще в работе.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Старый 17.04.2014, 17:29   #19
andrey65
Местный
 
Аватар для andrey65
 
Регистрация: 05.11.2007
Адрес: Кемеровская область
Сообщений: 4,543
Отправить сообщение для andrey65 с помощью ICQ
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от МишаТ Посмотреть сообщение
Я про разгром 149, 247 и 166 ИАП 64 ИАД уже выкладывал, только не помню где - надо тут продублировать.
что-то не помню такого и не нахожу... хорошо б перевыложить
andrey65 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 20.04.2014, 03:11   #20
МишаТ
Местный
 
Регистрация: 18.11.2012
Сообщений: 645
По умолчанию

Подведем итоги этого рассказа, как сказал классик: «Тогда считать мы стали раны, товарищей считать…»
В советских исследованиях довольно часто отмечалось, что якобы немецкие удары по аэродромам частей ВВС 9 Армии не принесли особого эффекта. Интересно, что некоторые современные популярные авторы также придерживаются этой гипотезы. Как же обстояло на самом деле?
Как я уже упоминал, документов 55 ИАП за лето 1941 года осталось мизерное количество, однако в документах 20 САД есть довольно много подробных отчетов, но они как правило периодичные, то есть с 22.06 по 30.06, с 22.06 по 1.09 и и.п. Тем не менее частично сведения получить возможно.
Так согласно сведениям о потерях 55 ИАП с 22.06.41 по 1.03.42 года 22 июня 1941 года на аэродроме Бельцы были уничтожены 10 самолетов полка:
4 МиГ-3 № 2559, 2591, 2706, 2711 (видимо в том числе два самолета Овчинникова и Семенова, в одном из документов отмечено что МиГ-3 №2591 сбит в в/б);
5 И-153 №7449, 7731, 7669, 8709, 8710 (по другим данным И-153 №7731, 8709, 8710 сожгли при эвакуации);
1 И-15бис №4522.

Уничтоженная бомбами SD-2 "Чайка" из Бельцов:

Уничтоженный И-15бис с разных ракурсов:


Однако это далеко не все потери полка, еще 23 самолета были сожжены при эвакуации 6.07.41г:
11 МиГ-3 №2504, 2518, 2538, 2543, 2573, 2645, 2648, 2714, 2745, 2758, 2769;
1 МиГ-1 №2009;
6 И-153 №7651, 7717, 7719, 8153, 8334, 8724 (по другим данным сожгли 9 самолетов №7717, 7731, 8153, 8691, 8709, 8710, 8724, 8742, 8879);
2 И-16 №2421842, 2421777;
1 И-15бис №5378;
1 ТБ-3 №9124 (так в документе, на самом деле номер записан неверно).

Кроме того возможно некоторое еще некоторое количество самолетов было отремонтировано силами техсостава полка и ПАРМ, однако из-за отсутствия документов полка ни количество ни тип установить невозможно…
Зато точно известно число и тип самолетов отправленных на ремонт в стационарные мастерские всего 7 машин. Так в начале июля в Одессу 256 СТАМ были отправлены 2 МиГ-3 №2511 и 2568 и 3 И-153 №8316, 8623 и 8666. Еще два И-153 №7716 и 7718 были отправлены со станции Бельцы в неизвестном направлении.

Учитывая все полученные сведения мы в принципе получаем те самые 40 потерянных самолетов. Однако конечно необходимо вносить поправку на то что невозможно точно определить сколько самолетов полка было повреждено и уничтожено 22 июня, а сколько 23 – 24 июня, а немцы как минимум 23 июня бомбили аэродром. Но тем не менее нет сомнений что заявленные противником 40 уничтоженных на аэродроме советских самолета довольно неплохо коррелируются с реальными потерями полка, если учитывать что в это число вошли и поврежденные машины, часть из которых была впоследствии сожгли в Бельцах 6.07.41 года, часть самолетов успели отправить в тыл в ремонт, а часть удалось отремонтировать на месте и перегнать в Маяки за 23.06 – 6.07.41г.


Три И-153 оставленные на аэродроме Бельцы:


Самолет стоящий в центре группы:


И-153 на цветном групповом фото стоит левым:

Последний раз редактировалось МишаТ; 23.04.2014 в 01:30.
МишаТ вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра
Комбинированный вид Комбинированный вид

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 03:57. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
Рейтинг@Mail.ru